Dr. Born

Чем безупречнее человек снаружи, тем больше демонов у него внутри © Зигмунд Фрейд

В чем суть эдипова комплекса

Решетникова Ольга Борисовна

Анонс:

«Эдипов комплекс, введенный в наше мировоззрение З. Фрейдом, вновь и вновь дает о себе знать в ходе человеческого развития от поколения к поколению.

В современном мире меняется структура семьи, меняется способ рождения детей. Все больше семей, в которых из-за разводов ребенка растит один из родителей, все чаще этим родителем становится отец.

Повторные браки и отношения детей к следующим партнерам своих родителей.

Возрастает число семей с приемными детьми из-за неспособности мужчины или женщины в супружеской паре к зачатию.

Триангуляция, мать-отец-ребенок, приобретает сложные метаморфозы в психической реальности людей, обращающихся за помощью к психоаналитикам.

Цитата:

«В своих ассоциациях Фрейд часто обращается к различным древним мифам и претендует на то, что его исследования позволяют выяснить, как человек мог себе их представлять. На самом деле Фрейд сделал совершенно другое. Он не объяснил научно древние мифы. Он предложил новый миф. Воздействие его идей имеет ту же природу, что и воздействие мифологии….»

Людвиг Витгенштейн

Всем известен миф об Эдипе и его семье, описанный Софоклом.

В семье Лайя Лопдака, правителя одного из городов-государств Древней Греции, после долгих лет бесплодия родился мальчик, но отец велел его убить, так как оракул предрек смерть Лайя от рук сына.

Младенца отдали слуге, тот пожалел ребенка и отдал его на воспитание в соседнее государство. Мальчику дали имя Эдип. Он вырос и пошел искать свое счастье. По дороге его чуть не столкнула колесница. Рассерженный Эдип напал на обидчика и в бою убил его.

Только годы спустя он узнал, что это был его, как теперь принято говорить, биологический отец, а с ним в колеснице была его мать Иокаста. А в тот момент по обычаям тех времен победителю в жены досталась женщина побежденного. Они прибыли в Фивы и начали там править. У них родились дети. И правил Эдип с женой 20 лет. Только после того, как на город напал мор и Эдип пошел к оракулу, он узнал правду о своем рождении, и вступлении на трон, что он убил отца, женился на своей матери. Иокаста повесилась, не перенеся этого знания и позора, а Эдип булавкой от ее одежды выколол себе глаза. До самой его кончины с ним рядом была его младшая дочь Антигона.

Гельмут Штольце пишет: «Нельзя утверждать, что человечество было весьма благодарно психоаналитическим исследованиям за открытие Эдипова комплекса. И тем не менее едва ли какое другое понятие столь охотно было включено тем же самым человечеством в его лексикон, как понятие «Эдипов комплекс».

Если бы оно считалось лишь «по праву ядром неврозов», вряд ли можно было бы это понять. «Но поскольку все люди, а не только невротики, имеют такие «извращенные» инцестуозные и преступные мечты, мы можем заключить, что даже сегодня люди, находящиеся в здравом уме, прошли путь развития через перверсии и объектный катексис эдипова комплекса и что этот путь является путем нормального развития».

Триангуляция

Основной конфликт (появляющийся между 3-м и 5-м годами) впредь становится специфически сексуальным конфликтом, вписанным в проблематику троих — также называемую триангулярной, или тройственной — между тремя близкими участниками: отцом, матерью и ребенком, начинающим наконец настоящую генитализацию либидо.

Именно в процессе собственного самоанализа Фрейд открывает Эдипов комплекс; самоанализа, позволившего ему понять, что на определенном этапе собственного раннего детства его «либидо было обращено по направлению к матери, тогда как к отцу он в то же время испытывал ревность, противоречащую любви, которую он к нему чувствовал.

Фрейд рассматривал в качестве типического случая развитие мальчика, у которого Эдипов комплекс может быть представлен либо так называемой позитивной формой, включающей ее собственно позитивный аспект (вернее сказать, «либидинальный») — любовь к матери; негативный аспект (или, вернее, «агрессивный» — ненависть к отцу; либо негативной, или инвертированной, формой, в которой позитивный или либидинальный аспект представлен женским неясным отношением мальчика к отцу, тогда как негативный или агрессивный аспект — ревнивой враждебностью по отношению к матери.

Чаще всего эдипов комплекс представлен целой серией смешанных случаев и также смешанных периодов, когда две ее предыдущие формы могут участвовать одновременно или раздельно, вводя в действие помимо амбивалентности по отношению к каждому из обоих родителей гетеро- и гомосексуальные составляющие каждого ребенка (развод родителей, сын живет попеременно то с матерью, то с отцом, и может быть у матери и отца есть новые семьи или партнеры).

Эти две формы (позитивная и негативная) различной степени выраженности встречаются при так называемой полной форме Эдипова комплекса.

Очевидно, в качестве воображаемой модели, в которой он проживается, Эдипов комплекс находится под влиянием такого социального института, как семья, и, следовательно, способен изменяться в соответствии с трансформацией последней.

Наблюдаемые различия в формах проявления Эдипова комплекса в зависимости от культуры и общества лишь подтверждают тезис Фрейда, старавшегося подчеркнуть значение семейной структуры в становлении символической системы, предназначенной для встраивания в определенный социокультурный контекст, для переноса фундаментального закона в социальные отношения.

Запрет инцеста и есть этот закон.

Начиная с первых определений Фрейд делает ссылку на детерминанту, пронизывающую историю человечества и жизнь индивида.

Фрейд развивал гипотезу в «Тотеме и табу» (1912-1913), очевидно дискуссионную и неверифицируемую, но понимаемую как миф, объясняющий требование овладеть Эдиповой ситуацией, которое предъявляется каждому человеческому существу и по которому предполагается, что примитивное человечество организуется в орду, руководимую предводителем, однажды убитым и съеденным своими сыновьями.

Это убийство праотца рассматривается как исходный момент человечества и пробуждает первое «угрызение совести», так называемые первый грех и первый запрет.

Современность

Представляется, что в настоящий момент охотнее обсуждается «триангулярность», нежели Эдипов конфликт в смысле, подразумеваемом Фрейдом.

Все в большей степени делается акцент на достаточно раннем моменте, когда мать после рождения «возвращается в постель отца», т.е. вновь загружая либидинозно своего сексуального партнера и разгружая тем самым, по крайней мере относительно, своего ребенка.

Здесь опять же важны нюансы, как, с какими мыслями мать укладывает спать своего младенца и какое место в ее психике занимает биологический отец ребенка или же «работает» фантазия о том, что это ребенок от ее отца, украденный у ее матери, или место отца аннулировано (его как будто совсем нет). Насколько зрелым в ситуации рождения выступает мужчина, чтобы выдерживать ситуацию поглощенности его жены уходом за их ребенком. На сколько он может выдерживать (контейнировать) эту пару мать-дитя, и «перетягивать» жену в качестве своей возлюбленной (смена ролей днем : отец и мать этого ребенка, поглощенные его воспитанием, а ночью любовная пара, из которой ребенок исключен). Именно в такой форме формируется пространство для нормального развития ребенка в этой паре (без отвержения с одной стороны и «слипания», как другой крайности).

Но не всегда отцы выдерживают рождение своего первого ребенка. Иногда в их психике происходит регресс, они как будто обижаются на своих жен и начинают их ревновать к собственному ребенку.

Когда мужчины превращаются в юношей, это влечет за собой распад психического времени. Так пишет Финн Скэрдеруд. «Быть взрослым-это не врожденное качество. Зрелость не приходит сама собой. Разумеется, если человек нормально питается, его тело растет, а интеллект лениво следует за ним.

Эмоциональное созревание, однако, предполагает, что у человека есть кто-то, у кого он может учиться. Для многих подростков взросление — трудный процесс, потому что взрослые либо сами сражаются с взрослением, либо желают повзрослеть лишь относительно.

Для взросления необходим некий объект для отождествления, так и для сопротивления. Чтобы играть в бильярд, нужен стол с бортиками. Зрелость превратилась в нечто неопределенное. Бросается в глаза то, что сегодняшние родители больше не верят в свою компетенцию как воспитателей и считают себя недостаточно умелыми для выполнения этой трудно определимой задачи. Спрос на экспертов растет и растет. Терапевт превратился в еще одного члена семьи.»

Как это ни парадоксально, но, становясь родителями, мужчины и женщины получают второй шанс прожить все этапы своего психосексуального развития теперь уже параллельно со своим ребенком.

Фрейд подробно описал оральную фазу (кормление грудью), анальную ( приучение к горшку) фаллически-нарцистическую (узнавание своего пола), генитальную (закрепление в своем поле после прохождения Эдипа), потом следует латентная фаза (обучение в школе), пубертат, взрослая сексуальность.

В подростковом возрасте повторяются проблемы прохождения эдиповой фазы в возрасте 3-5 лет, все конфликты проявляются ярче.

Эдипову фазу определяют как:

1) фундаментальную проблему социального измерения;

2) конфликтную и структурирующую;

3) историческую в смысле ее появления в относительно ранний момент развития каждого индивида;

4) универсальную;

5) и, наконец, точно определенную триангулярной структурой, образуемой ребенком, его естественным объектом (матерью) и носителем закона (отцом).

К тому же следует настаивать на основополагающем характере Эдиповой фазы, поскольку она представляет собой исходный узел всех человеческих взаимоотношений по ее фундаментальной роли в структурировании личности и ориентации, которую должно приобрести желание взрослого человека, роли, которая подтверждается основными свойственными ей функциями

— окончательного выбора объекта любви,

— перехода к генитальности — формирования Сверх-Я и Идеала-Я.

Очевидно, что именно тогда, когда архаические фиксации, сильно нагруженные на отца и/или мать, воспроизводятся по отношению к другому мужчине или другой женщине, речь идет о неврозе.

Иначе говоря, преодоление Эдиповых тенденций представляет собой предварительное условие перехода к нормальной взрослой сексуальности, тогда как их бессознательная фиксация закладывает краеугольный камень невроза.

Итак, остановимся более подробно на Эдиповом комплексе у мальчика.

Развитие объектных отношений имеет в этом случае относительно простой характер, поскольку мальчик остается привязанным к своему первому объекту — матери, хотя ее личность очевидным образом меняется от направления до способа загрузки.

1. Вначале зависимый от матери (ее власти и ее желания) мальчик, столкнувшись с отношениями между родителями, вводит отца в диаду мать—ребенок в то же самое время, когда он понимает, что объект материнского желания на самом деле находится у отца, обладающего фаллосом, являющимся атрибутом авторитета, могущества и закона. С этого момента мальчик начинает проявлять два вида привязанности.

2. В первую очередь, разумеется, это явно сексуальная объектная загрузка матери, для завоевания которой используются все захватнические и агрессивные ресурсы, подтверждающие фаллическую позицию. Благодаря первичной идентификации с отцом мальчик чувствует себя приобщенным к его магическому могуществу. Тем не менее с этого момента и до контакта с реальностью:

— сырая компульсивная агрессивность подвергается сублимации (игровая активность, школьные достижения);

— сама первичная гедонистическая цель также сублимируется в сентиментальную цель, позволяющую ребенку заслужить одобрение взрослых и усилить доверие к себе.

В любом случае в своих попытках завоевать материнский объект мальчик встречает соперника в лице своего отца, соперника, которому он завидует из-за его реального превосходства и которого он переоценивает из-за его символического значения, в то время как эдиповские фантазмы только усиливают фантастические темы кастрации.

Чувство вины у ребенка возрастает, так как именно присутствия, реального или символического, отцовского образа достаточно для утверждения права, против которого он восстает.

3. Второй тип привязанности заключается в самой форме, называемой позитивным Эдиповым комплексом мальчика, в либидинальной привязанности к отцу, который должен быть способен поддерживать фантазматическую загрузку своего сына в двух планах:

· естественно, в качестве соперника для вытеснения;

· но также и, может быть, прежде всего в качестве модели для подражания, на которую следует походить (благодаря процессу идентификации).

Желание сына сводится не только к тому, чтобы заменить своего отца, но и чтобы подражать ему в качестве модели.

Это предполагает, что каждый мальчик нуждается в инвестировании отца, мужчины-обладателя матери, в пассивном либидо.

Иначе говоря, подражать отцу значит также играть в отца, дать себя сформировать, уподобить, желать быть оплодотворенным им, то, что совершенно типичным образом определяет пассивную гомосексуальную позицию, роль которой на этой стадии заключается лишь в обеспечении созревания и структурирования.

В любом случае эта чисто либидинальная привязанность к отцу со стороны мальчика указывает одновременно:

1) на сложную проблему двойной, отцовской и материнской, идентификации ребенка;

2) на то, что отношение к отцу мальчика на Эдиповой фазе отмечено прежде всего амбивалентностью и несводимо к простому проявлению враждебности;

Однако Эдипово соревнование носит не реальный, а только фантазматический характер, поскольку мать уже выбрала отца и может дать ребенку лишь материнское утешение, освобожденное от эротического либидо.

С этого момента убежденность в бесполезности его усилий позволит ребенку:

· преодолеть свой страх кастрации;

· отказаться одновременно от попытки эротического соблазнения матери и соревнования с отцом;

· обратиться, наконец, к завоеванию замещающих объектов, поскольку полная ликвидация Эдипова конфликта сопровождается отщеплением, которое без разрушения загруженных объектов целиком позволяет мальчику «пройти траур» по поводу этих объектов, освобождая либидинальную энергию, готовую к перезагрузке в новые объекты.

Помимо этого, необходимо, чтобы мальчик мог оставить всякую тактику соблазнения по отношению к сопернику-отцу.

Нежное женское отношение мальчика к отцу имеет структурообразующий характер лишь в той мере, в какой оно может быть преодолено.

В противном случае и при наличии комплекса кастрации, свидетельствующего о неразрешенной Эдиповой ситуации, данная фиксация способствует установлению бессознательной пассивной гомосексуальной позиции.

Таким образом мы обнаруживаем у мальчика следующую последовательность:

· Эдипово желание;

· фантастическая угроза кастрации отцом и страх кастрации, преодоленный одновременно за счет идентификации с отцом (агрессором) и отказа от матери (инцестуального объекта);

· резкий обрыв Эдиповой фазы и переход в фазу латентности.

У девочки развитие идет отличным образом, поскольку страх кастрации, напротив, является началом Эдипова желания.

Эдипов комплекс у девочки

Эдипова фаза у девочки связана со сменой объекта.

В данном случае развитие объектных отношений носит более сложный характер, поскольку необходимо, чтобы девочка сделала дополнительный шаг, трансфер от матери к отцу.

Весьма важным в этом случае является опыт разочарований, отворачивающий девочку от матери. Среди них мы обнаруживаем отнятие от груди, обучение чистоплотности, рождение братьев и сестер, но, кроме того, существует еще одно, специфически женское и более важное разочарование: у девочки создается впечатление, что она когда-то обладала пенисом, но мать его отняла.

Ее целью становится получение от отца того, в чем ей отказала мать.

Итак, пишет Фрейд: «… отказ от пениса происходит лишь после попытки компенсации: …получить ребенка от отца в качестве подарка, родить ему ребенка».

В любом случае отсюда исходят рецептивные тенденции (ориентированные на получение благ из внешнего мира) заменяющие активные. И девочка обращается к отцу, а вторично и к другим мужчинам — не только в стремлении вновь обрести мужественность, но и чтобы снискать восхищение того, кого мать выбрала как объект любви, т.е. соблазнить его.

Добавим к этому то, что происходит и у мальчиков — ревнивую враждебность, нагруженную чувством вины, по отношению к матери.

Однако некоторые пережитки предэдиповой привязанности к матери — отметим, более длительные, чем у мальчиков, — продолжают сохраняться, и можно предполагать, что в целом женщины в большей степени амбивалентны по отношению к матери, чем мужчины по отношению к отцу.

С разрешением Эдипова комплекса объектные выборы (термин, описывающий желание сексуального обладания каким-либо индивидом, например, влечение мальчика к матери, а девочки к отцу) регрессивно заменяются идентификациями (что включает в себя желание стать похожим на кого-нибудь, например у мальчика, имитирующего черты отца, а у девочки-стать похожей на мать).

Однако подобная «регрессия» на самом деле является прогрессом.

Разрешение или отказ от Эдипова комплекса сопровождается освобождением огромного количества энергии. Это высвободившаяся энергия обычно инвестируется в получение интеллектуальных навыков. К тому же она остается предуготовленной к тому, чтобы позднее быть реинвестированной в новые объекты.

Поговорим о современной семье

Так Тиан Сёрхауга говорит, что классическая городская семья начала прошлого века основывалась на системе обязанностей. Она имела обширную социальную структуру с определенной степенью жесткости. Даже если вспомнить о том, как отец ремесленник передавал сыну свои навыки, а мать хлопотала по хозяйству, то дети это усваивали автоматически.

А потом наступила эра больших заводов и фабрик. Отец уходил на работу (а то и уезжал в другое место на несколько недель или месяцев) и приносил только деньги. Дети не видели, чем он занят, они могли только фантазировать или доверять рассказам матери, которая была вынуждена поддерживать авторитет своего мужа отца детей в его отсутствие. Формировались требования подчинения, почитания, трудолюбия, долга перед семьей.

После перенесенных в нашей стране потрясений от революций, коллективизации войн, смены социального строя, семья должна была сформировать определенную гибкость, чтобы просто уцелеть.

Роль мужчины, как единственного кормильца в семье, а поэтому непререкаемого авторитета, переросла в роль мужа матери, партнера по отношениям, отца их совместного ребенка. Оба родителя работают, их заработок может быть одинаковым, и составляет совокупный доход.

Очень распространенной становится семья, в которой ребенка воспитывают только женщины. Бабушка растит ребенка, а мама зарабатывает деньги на нескольких работах. Ребенку повезет, если он встречается с отцом по воскресеньям после его развода с его матерью. Реальные родители очень важны для формирования психики ребенка. Чтобы встроиться в социум (детский сад, школа, отношения с друзьями) ребенку приходится проделать сложный путь.

В современной семье обязанности заменяются требованиями гибкости. Наибольшими способностями к выживанию обладает тот, кто наиболее гибок и умеет приспосабливаться.

В своей книге «Конфликт поколений» социальный антрополог Маргарет Мид различает три типа отношений между поколениями, связанных с тем способом, которым передается культура:

1) Самую старую, историческую форму она называет пост фигуративной. При этом дети в первую очередь учатся у своих родителей, что предполагает медленное, постепенное развитие и важность опыта родителей для будущего их детей.

2) В ко-фигуративной культуре как дети, так и взрослые учатся у своих сверстников. До недавнего времени это было самой распространенной формой культуры.

3) По словам автора сегодня мы живем в пре-фигуративной форме: взрослые учатся у своих детей (дети гораздо быстрее родителей осваивают все новые и новые «гаджеты»).

Авторитет ребенка отражает страх культуры перед неизвестным будущим, в котором, по-видимому, уже недостаточно опыта родителей.

Встречаясь с подобным явлением, американский поэт Роберт Блай описывает апокалиптические видения. В своей книге «Детское общество» он рисует общество каменного века как собрание завистливых, несдержанных и конкурирующих индивидуумов.

Он тоскует по утраченному патриархату и пытается вновь ввести некоторые его ритуалы.

Для этого он ходит с мужчинами по диким местам.

Жестокое обращение с родителями

Поколения поменялись ролями и это создает необычную проблему.

Датский автор Карстен Йенсен описывает ее как перевернутый конфликт поколений.

Мы, более или менее взрослые на сегодняшний день, сомневаемся в способности наших детей поднять против нас организованное восстание. Мы упрекаем их в конформизме.

В этом контексте Тиан Сёрхаует занимается феноменом жестокого обращения с родителями.

Современную семью часто описывают как нефункциональную, так как она не участвует в производстве и все меньше участвует в воспитании (няни, репетиторы, частные школы-интернаты, обучение за границей и т.д.). Однако разговоры о семье, лишенной функций, спорны. Некоторые функции семьи ослабляются, в то время как другие, наоборот, приобретают большое значение. Неоспоримую ценность приобретает долголетие родителей, которое гарантирует то время для детей, за которое они успевают реализовать свои собственные задачи, решить вопросы сепарации от родительской семьи и создать свою семью.

Требования к семье стали абсолютными. Семья должна удержаться вместе при помощи любви.

Тиан Сёрхаут пишет: «Родители больше не дают детям образования и позиции в обществе — вместо этого они дают им все, то есть их самих»

Современная семья, как психологический проект

Современная семья — это психологический проект, центр тяжести которого лежит в духовном наследии.

Родители должны оставлять детям психологический капитал, который научит их самоуважению и самоконтролю.

Гораздо больше требований предъявляется сегодня к внутреннему развитию ребенка, чем к его физическому развитию. Подобная задача безгранична.

Ни родители, ни их дети не могут быть достаточными друг для друга и тем самым они не могут быть достаточными для самих себя. Эти изменившиеся семейные условия дают место для большего потенциала агрессии. В системе, основанной на любви, в которой дети имеют исключительное право на родителей и никаких обязанностей по отношению к ним, логическим следствием становится жестокое обращение с родителями.

Семья — это пространство, в котором царит желание иметь и получать (поколение выросших детей, сориентированных на ренту). Раньше рождение детей зависело от биологических и социальных необходимостей (работник в семье крестьянина или ремесленника)

Традиционно ребенок представлял собой «природу». Сегодня он является продуктом решения, планирования, а иногда даже реакции в пробирке или усыновления.

Для некоторых родителей ребенок является прежде всего экзистенциальным и психологическим проектом. Ребенок превращается в проект, и поэтому с ним обращаются почтительно. Маленький ребенок испытывает естественное чувство всемогущества-то, что Фрейд называл Его Величество Дитя, которое в процессе контакта с действительностью постепенно утрачивается.

Отношение к ребенку как к проекту может способствовать тому, что представления о собственном могуществе сохраняется у него дольше, с риском внезапного столкновения с реальностью. Другая опасность состоит в том, что ребенок-проект может не оправдать возложенных на него ожиданий.

Стремление родителей видеть своего ребенка как некий объект оптимальной, взрослой реализации ведет к повышенному риску того, что настоящий ребенок окажется отвергнутым.

Многие взрослые на самом деле хотят другого ребенка, и свержение с престола Его Величества Ребенка в таких случаях бывает быстрым и грубым. Есть опасность, что ребенок, который не воплощает в себе никакого удачного проекта, может превратиться в обузу.

Дети вырастают и становятся подростками и молодыми людьми, которые в капиталистическом обществе символизируют нечто изменяющееся, нечто поддающееся формированию.

Миф о том, что человека можно сформировать, открывает пространство игры для ожиданий, мечтаний, желаний и фантазий, для которых нет соответствующих возможностей выполнения. За свободу иногда приходится платить мучительно трудным доступом к возможностям.

Не смотря на ту или иную конфигурации, в которой вырастают люди, все, безусловно, проходят Эдипову фазу своего развития. И у каждого этот период откладывает свой индивидуальный, персональный отпечаток, что является основой уникального характера, способа реагирования на действительность, способа выстраивания отношений и, в принципе, возможностью выстраивания своей собственной семьи.

Решетникова Ольга Борисовна — психоаналитик, супервизор Европейской Конфедерации Психоаналитической Психотерапии, группой аналитик COIRAG (Италия).

Людвиг Витгенштейн австрийский философ (1889-1951) Неопозитивизм аналитическая философия.

Гельмут Штольце статья «Эдипова ситуация, Эдипов конфликт,Эдипов комплекс» .Энциклопедия Глубинной Психологии. Том 1, с.621.

Финн Скэрдеруд «Беспокойство». Самара . 2003 г, с.100.

Тиан Сёрхауг- современный норвежский антрополог ,автор книги » Путешествие в себя»

Происхождение и закрепление названия

Название явления основано на древнегреческом мифе о царе Эдипе и одноименной драме Софокла, в котором Эдип, вопреки своей воле и не ведая того, убивает своего отца Лая и женится на матери Иокасте. Понимание эдиповой ситуации в качестве ключевого фактора в образовании невротических заболеваний возникло у Фрейда в ходе самоанализа, который он провел после смерти своего отца; это понимание пришло на смену теории соблазнения.

Первое упоминание об Эдипе Зигмунд Фрейд (слева) делает в 1897 году в письме своему близкому другу Вильгельму Флиссу (справа).

Впервые Фрейд упоминает о драме Софокла в одном из писем своему другу Вильгельму Флиссу в 1897 году, в котором он пишет:

«Я также обнаружил на своем собственном примере влюбленность в мать и ревность к отцу… и теперь рассматриваю это в качестве универсального явления раннего детства. И если это так, то мы можем понять чарующую силу Царя Эдипа».

Первое подробное рассуждение о явлении встречается в фундаментальном труде Фрейда «Толкование сновидений» (1899). Однако термин «эдипов комплекс» Фрейд вводит только в 1910 году в небольшой работе «Об особом типе выбора объекта у мужчин»:

«Мальчик, начинающий снова желать свою мать и ненавидеть отца как соперника… попадает, как мы говорим, под влияние Эдипова комплекса. Он не прощает матери, что она оказывала услугу полового сношения не ему, но его отцу, и расценивает это как акт неверности».

С тех пор термин прочно вошёл в употребление среди психоаналитиков классического направления.

Эдипов комплекс у мальчиков

Процесс развития эдипова комплекса в случае с лицами мужского пола, согласно классическому направлению психоанализа, состоит в следующем. Мальчик, испытывая сексуальное влечение к матери, одновременно испытывает враждебные ревностные побуждения по отношению к отцу. Ребёнок пытается скрыть эти побуждения, поскольку ожидает наказания от своего отца в форме кастрации. Вследствие страха кастрации в психической жизни ребёнка формируется особая инстанция — Сверх-Я, под воздействием которой ребёнок подавляет инцестуозные побуждения по отношению к своей матери и начинает идентифицировать себя с отцом.

Эдипов комплекс у девочек

Основная статья: Комплекс Электры

Девочки, по Фрейду, аналогичным образом направляют первые инцестуозные побуждения на мать. Однако в возрасте 2—3 лет, обнаружив у себя отсутствие пениса, девочка начинает испытывать так называемую зависть к пенису (англ.), под воздействием которой реагирует усилением завистливой привязанности к отцу и возмущенной обидой на мать, видя в ней соперницу, претендующую на любовь отца. В конечном счете, конфликт разрешается попыткой девочки компенсировать свою неполноценность посредством желания иметь ребёнка.

Позитивный и негативный эдипов комплекс

Впоследствии Фрейд пришёл к выводу, что существует более сложный характер эдипова комплекса — негативный, проявляющийся в любви к родителю того же пола и враждебности к родителю противоположного пола. Вышеописанные варианты были обозначены как позитивные. Описывая это явление, он использовал понятия бисексуальности и амбивалентности:

«Более подробное исследование обнаруживает чаще всего более полный эдипов комплекс, который является двояким — позитивным и негативным, в зависимости от бисексуальности ребёнка, то есть у мальчика — не только амбивалентная установка к отцу и нежный выбор объекта-матери, но одновременно он и ведет себя как девочка — проявляет нежную женственную установку к отцу и соответствующую ей, ревниво-враждебную, к матери».

Таким образом, Фрейд придерживался мнения, что на практике эдипов комплекс проявляется в виде комбинации вариантов вдоль оси между его позитивным и негативным типом, включающей в себя как гетеросексуальные, так и гомосексуальные импульсы.

Эдипов комплекс в контексте сексуальной теории Фрейда

Фрейдизм рассматривает эдипов комплекс как этап психосексуального развития и восприятия, впервые проявляющийся между вторым и третьим годами жизни (в теории Фрейда этот период характеризуется приматом генитальности, под которым объединяются оральное и анальное влечения предыдущих стадий развития либидо). Пиковых же значений, по Фрейду, эдипов комплекс достигает между 3 и 5 годами жизни человека и после некоторого угасания возрождается в период полового созревания (пубертатный период), в процессе которого преодолевается тем или иным выбором эротического объекта.

Значимость

С самых истоков психоаналитической теории Фрейд придавал эдипову комплексу первостепенное значение в образовании всех невротических заболеваний. По Фрейду, успешное разрешение эдипова комплекса является ключевым для психического здоровья человека. Неудача же ведет к неврозам и сексуальным отклонениям: в этом случае говорят о неразрешенном эдиповом комплексе либо неразрешенной эдиповой ситуации. Впоследствии Фрейд придавал эдипову комплексу ещё большее значение, усматривая практически во всех проявлениях человеческой цивилизации эдипальные корни. Так, например, в «Тотеме и табу» (1913) Фрейд пишет:

«Таким образом, в заключение этого крайне сокращенного исследования, я хочу высказать вывод, что в эдиповом комплексе совпадает начало религии, нравственности, общественности и искусства в полном согласии с данными психоанализа, по которым этот комплекс составляет ядро всех неврозов».

На позднем этапе развития психоанализа Фрейд указывает на необходимость установления некоторых границ применения данного понятия и на необходимость ограничений спекуляций на его счет («Конец эдипова комплекса», 1924). Впрочем, от предыдущих взглядов Фрейд не отказался, а упомянутая работа ставила своей целью «расставить точки над i» в рядах психоаналитиков, допускающих себе вольности в интерпретации явления (см. ниже). Известны также слова Фрейда, согласно которым признание эдипова комплекса является своего рода отличительным признаком психоаналитиков:

«Признание Эдипова комплекса является шибболетом, который отличает сторонников психоанализа от его противников».

На сегодняшний день большинство психоаналитиков фрейдистской школы вслед за Фрейдом признает первостепенную значимость эдипова комплекса в психосексуальном развитии человека. Однако за пределами психоаналитической теории понятие эдипова комплекса не получило признания по причине своей ненаучности.

Пересмотр и вариации

Современные психоаналитики, а также психоаналитики направлений, отличных от классического фрейдистского направления, иначе смотрят на концепцию эдипова комплекса, привнося в неё свои собственные элементы либо перераспределяя акценты в уже имеющихся.

Карл Густав Юнг

Карл Густав Юнг указывал, что эдипов комплекс Фрейда не может адекватно описать аналогичную стадию у девочек (по Фрейду, девочки на этой стадии психосексуального развития испытывают гомосексуальное влечение к матери). В связи с этим в 1913 году Юнг ввел новый термин — «комплекс Электры», согласно которому девочка, подобно дочери Агамемнона Электре, испытывает сексуальное влечение к своему отцу и враждебные побуждения по отношению к матери. Кроме того, признавая наличие сексуального аспекта, Юнг считал его лишь производной от символического стремления вернуться к источнику жизни.

Альфред Адлер

Альфред Адлер указывал на то, что эдипов комплекс Фрейда пренебрегает влиянием братьев и сестер на психическую жизнь человека. Впоследствии Адлер полностью переформулировал все процессы, затрагиваемые эдиповым комплексом, в терминах и понятиях своей школы. Он утверждал, что интерпретацию эдипова комплекса следует строить исключительно на избалованности ребёнка, и что, более того, эдипов комплекс является ничем иным, как одним из многих проявлений избалованности. Сексуальный же аспект вступает в силу по той причине, что избалованный ребёнок, привыкший к удовлетворению всех своих желаний, созревает в скором темпе и в сексуальном отношении, а провоцирующие ласки матери только усиливают проявление упомянутых явлений. Исходя из этих соображений Адлер писал:

«Эдипов комплекс — не краеугольный камень, а просто порочный неестественный результат материнского попустительства».

Эрих Фромм

Эрих Фромм, признавая наблюдения Фрейда за проявлениями эдипова комплекса правильными, тем не менее, предлагал понимать эдипов комплекс не столько в узком сексуальном смысле, сколько в более широком, согласно которому сущность инцеста в эдиповом комплексе состоит в том, что индивид стремится оставаться ребёнком, привязанным к оберегающим фигурам (не обязательно только к матери). Эта привязанность в основном не сексуальна. Конфликт же между отцом и сыном, по Фромму, является продуктом авторитарного патриархального общества, в рамках которого сын рассматривается в качестве собственности отца. И этот конфликт, в свою очередь, имеет мало общего с сексуальным соперничеством, а является выражением стремления индивида отстоять свою независимость и свободу.

Мелани Кляйн

Мелани Кляйн явилась одним из первых психоаналитиков, подчеркивающих то, что эдипов комплекс Фрейда, как и вся теория Фрейда, занижает влияние матери в психической жизни индивида; она также подвергала критике использование Фрейдом мальчика в качестве модели развития. Помимо этого Кляйн пришла к выводу, что эдипальные отношения можно наблюдать даже на первых годах жизни ребёнка:

«Я неоднократно упоминала о том, что эдипов комплекс начинает действовать раньше, чем обычно считается. В моей последней статье „Психологические принципы детского анализа“ я рассмотрела этот вопрос детально. Вывод, к которому я пришла, заключался в том, что эдиповы тенденции появляются в результате фрустрации, которую переживает ребёнок, когда его отнимают от груди, и что они становятся явными в конце первого и в начале второго года жизни».

Кляйн считала, что с возраста семи месяцев (когда у малыша начинают развиваться когнитивные способности) он начинает осознавать, что объект (мать) и частичный объект (грудь) не принадлежат только ему и что он должен разделять их ещё с кем-то. Вследствие этого понимания, у малыша зарождается эдипова тенденция в виде ревности к матери. Впоследствии в теории Мелани Кляйн эдипову комплексу уделялось второстепенное значение, а основной её компонентой стала так называемая «депрессивная позиция».

Отто Ранк

Отто Ранк подвергал сомнению фрейдистскую позицию, согласно которой ключевым в образовании Сверх-Я являются кастрационные угрозы отца. Взамен он придерживался взгляда, что в нормальном развитии Сверх-Я принимает участие, в первую очередь, образ строгой матери (то есть не реальной, а той, как в садистском аспекте её понимает ребёнок). Позже Ранк ещё более отклонился от классического фрейдизма, когда поставил под сомнение первостепенную значимость эдипова комплекса как такового в психической жизни индивида. Согласно Ранку, ключевым фактором в образовании всех неврозов является так называемая травма рождения, явившаяся следствием отторжения ребёнка из чрева матери, а аналогом фрейдовского инцестуозного влечения выступает стремление индивида вернуться в материнское лоно. Также Ранк разрабатывал представления, схожие с представлениями Эриха Фромма. По Ранку, ребёнок стремится к тому из родителей, который менее посягает на его индивидуальность. В случае с мальчиком таковым родителем, как правило, оказывается мать, поскольку отец относится к сыну, как к продолжению своего эго. По этому поводу Ранк писал:

«Родители борются открыто или подспудно за душу ребёнка в биологическом (противоположный пол) или эгоистическом смысле (одинаковый пол); ребёнок соответственно использует родителей и настраивает их друг против друга, чтобы спасти свою индивидуальность».

Карен Хорни

Карен Хорни подвергала критике как сексуальную окраску эдипова комплекса, так и мнение Фрейда о биологической детерминированности его возникновения, заявляя, что отсутствие биологической обусловленности феномена можно утверждать с уверенностью. Она также указывала, что эдипов комплекс является не первичным образованием и краеугольным фактором возникновения неврозов, а всего лишь реакцией ребёнка на некоторые процессы в семейных отношениях: стремление матери сделать ребёнка объектом слепой привязанности, наблюдение ребёнком сексуальных сцен и т. д. В заключение одной из своих работ Хорни пишет:

«…Эдипов комплекс нельзя рассматривать как источник невроза, так как он сам является невротическим образованием».

То есть, по Хорни, эдипов комплекс является следствием невроза, а не его причиной. Ещё одним пунктом критики Карен Хорни явилось понимание Фрейдом развития эдипова комплекса у девочек, которое она считала совершенно неправильным, «результатом искаженного понимания женской психологии» и «продуктом мужского нарциссизма».

Эдипов комплекс в рамках современного психоанализа

Как уже отмечалось выше, современные психоаналитики признают существенную роль эдипова комплекса в психосексуальном развитии человека. Однако некоторые пункты теории Фрейда подверглись ревизии и пересмотру. Так, многие психоаналитики отвергают тезис об универсальности и биологической детерминированности эдипова комплекса. Концепция развития эдипова комплекса у лиц женского пола также не находит единодушной поддержки. В целом, многими психоаналитиками концепция эдипова комплекса понимается более свободно, чем она понималась Фрейдом: часто это понятие используется в самом широком смысле, например, в контексте обозначения и характеристики всей гаммы отношений ребёнка с родителями. Также в отличие от классического психоанализа, фокус источника эдипова комплекса сместился с биологического на социологический.

Критика

Ненаучный статус гипотезы

Специалисты указывают на то, что отсутствуют какие-либо эмпирические данные, свидетельствующие в пользу эдипова комплекса. Более того, доказать наличие эдипова комплекса объективным научным образом представляется невозможным по причине неудовлетворения базовых научных принципов (например, принципа фальсификации) как отдельными гипотезами психоанализа (включая эдипов комплекс), так и всей теорией психоанализа. То, что Фрейдом и его последователями выдается за доказательства, объективно следует рассматривать исключительно в качестве интерпретаций психоаналитиков, приспосабливающих их к своим априорно принятым гипотезам, которые, по мнению скептиков, несут отпечаток субъективных предубеждений. В этой связи критики также указывают на тот факт, что эдипов комплекс является, в первую очередь, результатом самоанализа Фрейда, а не объективного наблюдения за пациентами.

Критика детской сексуальности

Для многих сомнительным представляется само утверждение о том, что ребёнок может испытывать половое влечение по отношению к родителю: как известно, тестостерон и прогестерон, половые гормоны, которые, воздействуя на гипоталамус, вызывают у человека половое влечение, организмом ребёнка до пубертатного возраста вырабатываются лишь в незначительных количествах. Впрочем, данная критика является, по мнению сторонников Фрейда, несостоятельной по той причине, что половое созревание индивидуума не обеспечивается одним только формированием генитальных морфологических и нейроэндокринных структур организма и должно сопровождаться организацией соответствующих психологических структур.

Споры об универсальности эдипова комплекса

Многие специалисты отвергают постулируемый Фрейдом универсальный характер эдипова комплекса, указывая на несостоятельность тезиса биологической детерминированности эдипова комплекса и подчеркивая первостепенное значение социокультурных особенностей. Польский антрополог Бронислав Малиновский в своей работе «Секс и подавление в обществе дикарей» (1927) доказывает, что эдипов комплекс никак не проявляется в жизни дикарей на Тробриановых островах и что, следовательно, тезис об универсальности эдипова комплекса является ложным. Впрочем, некоторые психоаналитики отстаивают мнение, что выводы Малиновского являются необоснованными. Например, венгерский антрополог и психоаналитик Геза Рохейм в своей работе «Психоанализ примитивных культур» (1932), которую он написал после того, как провел четыре года в Сомали и Австралии, утверждает, что не только доказал универсальность эдипова комплекса, но также обнаружил ряд фактов, свидетельствующих в пользу гипотезы, выдвинутой Фрейдом в «Тотеме и табу», согласно которой первобытная орда братьев, убив деспотичного отца, раскаялась и ввела запрет на инцест и отцеубийство.

Критика в контексте шизоанализа

В таком направлении современного постструктурализма, как шизоанализ, разработанном Жилем Делёзом и Феликсом Гваттари в их работе «Анти-Эдип» (1972), эдипов комплекс предстает олицетворением репрессивного духа буржуазных семейных отношений и символом репрессивной идеологии капитализма. Эдипов комплекс подвергается критике по причине своей односторонности и ограниченности: ограниченный рамками семейных отношений, он оказывается неспособным объяснить сложные социальные структуры и процессы. Делёз и Гваттари указывают также на то, что психоанализ в целом оказывается неэффективным средством лечения таких заболеваний, как психоз и шизофрения, и малоэффективным средством интерпретации социальных процессов. Более того, согласно шизоанализу, концепция эдипова комплекса является препятствием на пути выздоровления невротика, поскольку заведомо обрекает его на детерминационную зависимость от такой «псевдоструктуры», как семья. В этом контексте Делёз и Гваттари говорят об «эдипизации» бессознательного, сознания и всей культуры в целом. Концепция эдипова комплекса противопоставляется свободной («шизофренической») форме бессознательного:

«Шизофреническое — вместо Эдипова».

Таким образом, Делёз и Гваттари призывают к свободному интерпретированию бессознательного, не зажатого в узкие рамки эдипова комплекса.

Феминистическая критика

Представительницы феминизма подвергают широкомасштабной критике понимание развития эдипова комплекса у девочек: по их мнению, зависть к пенису не играет никакой роли в психосексуальном развитии лиц женского пола. Представительницы феминизма считают, что концепция зависти к пенису является продуктом патриархального общества, показывающая неполноценную, бессильную и подчиненную женщину. Более того, как указывала американская феминистка Кейт Миллет (1969), Фрейд с подобными идеями и воплощением их на практике является скорее угнетателем женщины, чем независимым наблюдателем и психотерапевтом. Другая американская феминистка Джульет Митчелл считала зависть к пенису типичной характеристикой фаллоцентрической культуры, нежели результатом обнаружения девочкой отсутствия у себя пениса. Сторонницы феминизма при этом отмечают, что взгляды Фрейда иллюстрируют общий дух и ценности Викторианской эпохи, когда как мужчины, так и женщины имели страх быть женственными. Некоторые критики также указывают на то, что концепция зависти к пенису несостоятельна по той причине, что это мало правдоподобно, чтобы девочка могла испытывать зависть к пенису, к части тела, которой у неё никогда не было и о преимуществах которой она, следовательно, знать не может. Впрочем, как отмечалось выше, современные психоаналитики в большинстве своем не настаивают на концепции зависти к пенису так, как Фрейд и его ортодоксальные последователи.

> См. также

  • Психосексуальное развитие
  • Инцест
  • Комплекс Электры
  • Сексуальный комплекс

Примечания

  1. 1 2 3 4 Классический психоанализ (Психотерапевтическая энциклопедия).
  2. Дуглас Дэвис. Фрейд, Юнг и психоанализ. (недоступная ссылка). Дата обращения 17 мая 2009. Архивировано 28 февраля 2009 года.
  3. 1 2 Jill Scott. Electra after Freud, с. 7—8.
  4. Зигмунд Фрейд. Толкование сновидений. Глава 5. Материал и источники сновидений.
  5. Р. Бриттон. Эдип на депрессивной позиции. (недоступная ссылка). Дата обращения 17 мая 2009. Архивировано 13 сентября 2007 года.
  6. 1 2 Р. Б. Юэн. Эдипов комплекс (психологическая энциклопедия).
  7. Зигмунд Фрейд. Я и Оно.
  8. 1 2 Зигмунд Фрейд. Три очерка по теории сексуальности.
  9. 1 2 3 4 5 В. И. Овчаренко. Комплекс Эдипа (словарь «Клиническая психология»)
  10. Эдипов комплекс (энциклопедия «Кругосвет»)
  11. Зигмунд Фрейд. Тотем и табу. Глава 4. Инфантильное возвращение тотема.
  12. 1 2 3 4 5 6 Геральд Блюм. Психоаналитические теории личности. Глава 5. От трех до пяти лет.
  13. Ирина Пантелеева. Превратности психоаналитического понимания эдипова комплекса. (недоступная ссылка). Дата обращения 17 мая 2009. Архивировано 23 сентября 2009 года.
  14. В. И. Овчаренко. Ранк (История психологии в лицах: персоналии)
  15. Карен Хорни. Невротическая потребность в любви.
  16. Mari Jo Buhle. Feminism and Its Discontents, с. 69.
  17. 1 2 3 Lester Grinspoon. Psychiatry Update, с. 44—45.
  18. 1 2 Michael Shermer, Pat Linse. The Skeptic Encyclopedia of Pseudoscience, с. 377.
  19. В частности, широкую известность получило рассуждение Карла Поппера о марксизме, психоанализе и индивидуальной психологии в его книге «Логика и рост научного знания». Ознакомиться с этим рассуждением можно в сборнике работ Карла Поппера ‘Conjectures and refutations: the growth of scientific knowledge’ (на страницах 44—51).
  20. А. М. Руткевич. Научный статус психоанализа.
  21. Джозеф Наэм. Психология и психиатрия в США. Часть первая. Фрейдизм и неофрейдизм.
  22. Owen J. Flanagan. The science of the mind, с. 76.
  23. Bronislaw Malinowski. Sex and repression in savage society.
  24. Melford E. Spiro. Oedipus in the Trobriands.
  25. Lowell Edmunds. Oedipus (A Folklore Casebook), с. 197.
  26. Эдипов комплекс и его критика (Философский словарь).
  27. А. А. Грицанов, А. В. Вашкевич. Шизоанализ (Новейший философский словарь).
  28. А. А. Грицанов. Анти-Эдип (энциклопедия «История философии»).
  29. Tatiana Teslenko. Feminist utopian novels of the 1970s: Joanna Russ & Dorothy Bryant, с. 42
  30. Caroline Ramazanoğlu. Feminism and the contradictions of oppression, с.81.
  31. Helen Tierney. Women’s Studies Encyclopedia: A-F. ‘Femininity’, с. 476.
  32. John Hart, Diane Richardson. The theory and practice of homosexuality, с. 29—30.

> Литература

  • В. И. Овчаренко. Комплекс Эдипа (словарь «Клиническая психология»)

Идея Эдипова комплекса

Эдипов комплекс Зигмунд Фрейд описал в своих трудах еще в далеком 1897 году, и он стал одним из основных понятий современного психоанализа. За идею этого расстройства взята историческая трагедия Софокла «Царь Эдип», которая повествует о главном герое по имени Эдип. По сюжету он убил своего отца Лая, короля Фив, не зная о том, что это его родитель. Впоследствии он женился на женщине по имени Иокаста. Узнав от пророка о том, что он живет со своей матерью, а убил отца, Эдип, не выдержав такой правды, лишил себя зрения.

Эта история послужила для Фрейда причиной долгих рассуждений на тему взаимоотношений отцов и детей. После глубокого самоанализа психолог смог провести ряд сходств со своей жизненной ситуацией и поведением до и после смерти отца. Зигмунд Фрейд стал автором этого синдрома. Понятия комплексов Эдипа и Электры пришло на смену теории о соблазнении, став новшеством в мире психологии. Ситуация ревностных отношений детей к родителям выступает основным фактором в развитии невротических состояний.

Проявление Эдипа у мальчиков и девочек

Что такое Эдипов комплекс, расскажет раздел психоаналитической теории. Основными положениями этого комплекса становятся:

  • представление родителей для детей, как сексуальных объектов;
  • эротическое влечение к собственной матери в раннем возрасте у мальчишек;
  • сексуальное влечение к собственному отцу у девчонок;
  • ревностное отношение, споры с отцом;
  • амбивалентные чувства к своему родителю.

Влечение к матери или отцу может быть:

  • осознанным – проявляется у малышей или подростков, когда они понимают происходящее;
  • неосознанное – когда влечение к матери проходит на бессознательном уровне: ребенок слишком привязан к родительнице и не смыслит жизни без нее, поэтому ревностно отгоняет всех и не дает до нее даже дотронуться.

Синдром Эдипа у мальчиков

Эдипов комплекс у мужчин проявляется в детстве и имеет такие формы:

  • агрессия по отношению к родителю;
  • враждебное отношение;
  • ревность по отношению к матери.

Малыш, желающий видеть мать рядом с собой, видит в лице папы соперника и с ревностью относится к его отношениям с матерью. Ребенок не может стерпеть, что мать оказывает знаки внимания не ему, а отцу, и принимает такие действия, как измену. Дитя пытается скрывать свои чувства, потому что боится расправы со стороны сильного соперника.

Под страхом быть изувеченным, кастрированным, формируется некое «Сверх-Я», которое под собой подразумевает угрызения совести, отвечает за моральное поведение дома и в обществе.

Такая самоорганизация на уровне подсознания помогает ребенку самому подавить свои желания. Тогда к мальчику приходит понимание, что он должен быть похожим на отца.

Заболевание проявляется у мальчика враждебным отношением к отцу

Расстройство Электры у девочки

Комплекс Электры по Фрейду подразумевает под собой то, что во младенчестве девочка привязывается к родителям в одинаковой степени. Объектом любви поначалу является мать. По достижению трехлетнего возраста дитя вдруг обнаруживает отсутствие у себя полового члена. Новшество в собственном теле делает открытие в развитии сексуальности девочки. Теперь она представляет себя рядом с отцом, а мать отталкивает ревностью и агрессивным настроем.

Эдипов комплекс у женщины имеет схожесть с мужским расстройством. В детском возрасте девочка ревностно относится к отношениям матери и отца. Может случиться так, что дочь будет винить мать в своей проблеме, отсюда и враждебный настрой к родительнице. Мысленно дитя может мечтать о жизни с отцом, о том, как будет иметь детей от него.

Девушка, в отличие от юноши, не испытывает страха быть кастрированной, поэтому осознание неправильности действия к ней не приходит. Комплекс может оставаться и у взрослых женщин, совершенно не беспокоя его обладательницу.

Взглянув на ситуацию с другой стороны, можно прийти к выводу, что комплекс Электры в психологии тоже важен в плане осознания женщиной своего «Сверх-я», которого у нее может и не произойти, вследствие чего зарождаются комплексы и чувство неудовлетворенности собой.

Описание комплекса Электры

Методы борьбы

Психоаналитик Фрейд описывал избавление от Эдипова комплекса для женщин и мужчин по-разному. Бороться каждый человек должен самостоятельно.

У мальчишек еще в раннем возрасте происходит вытеснение комплекса путем страха кастрации. А комплекс Электры надолго сохраняется, переходя во взрослую жизнь, что способствует подготовке к будущему материнству.

Главную роль в жизни детей играют родители. Модель поведения в семье, отношения между взрослыми оставляют отпечаток в детской психике.

Если отец постоянно обижает мать, то ребенок начинает с новой силой ненавидеть обидчика, что тормозит процесс отпускания любовной ситуации с матерью.

Взрослые должны помочь малышу адаптироваться в жизни, объяснить, что хорошо и плохо. Развивать любовь следует к обоим родителям, ребенок должен понимать: мама и папа – это муж и жена, а когда он вырастет, у него будет свой любимый человек.

  1. Каждый день оба супруга должны говорить ребенку о своих чувствах к нему.
  2. Следует показать модель поведения семьи, расскажите, как должны строиться отношения.
  3. Старайтесь не делать ничего компрометирующего на глазах ребенка, не следует поощрять его ревность.

В ходе длительной работы и многочисленных наблюдений за детьми произошло выведение всеобщего Эдипова комплекса. Фрейд сумел заметить универсальные проявления воспоминаний о детстве у множества людей. Если самостоятельно избавиться от комплекса не удается, следует обратиться за помощью специалиста.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх