Dr. Born

Чем безупречнее человек снаружи, тем больше демонов у него внутри © Зигмунд Фрейд

Умерла мама как жить

Совет 1: Что делать, если умерла мама

Как только вы теряете близкого человека, вы испытываете защитный шок. Первое время хлопоты, связанные с похоронами матери, могут несколько облегчить ваше состояние, так как в этот период вы будете заняты разными делами, и у вас не останется свободного времени, для того чтобы подумать и осознать, что ее больше никогда не будет рядом. Когда похороны проходят, люди начинают осознавать всю горечь утраты и задумываться о том, как все это пережить. Некоторые семьи после смерти близкого человека стараются не трогать его вещи, а оставить все на своих местах. Они внушают себе, что их мать просто уехала куда-то далеко, но когда-нибудь она все-таки вернется. Однако помните, что так вы будете только обманывать себя, поэтому лучше поскорее избавиться от всех вещей, которые напоминают вам о покойной. Это не будет неблагодарностью или грехом.

Некоторые люди, теряя родную мать, начинают внушать себе мысли о том, что в последнее время они редко видели, были не слишком близки. Они стараются отдалиться от умершего, чтобы не терзать себя памятью и скорбью. Но такое поведение приводит к другим психологическим проблемам, поэтому от него лучше отказаться. Возможно, вас будет мучить совесть из-за каких-то неразрешенных конфликтов с матерью или из-за взаимных обид. В этом случае психологи советуют писать письма умершему человеку или чаще приходить к нему на могилу, чтобы поговорить. Представьте, что ваша мама слышит вас. Скажите ей о своей любви, о том, как скучаете, как вам не хватает ее. Рассказывайте о своих планах на будущее. Такие действия способны несколько облегчить боль от утраты. Сначала вам будет казаться, что родной человек действительно слышит вас и находится с вами рядом, а когда вы, наконец, выговоритесь и извинитесь перед покойной, вам должно стать легче.

Отпустите свою умершую мать и вспоминайте ее только добрыми словами. Чтобы не пребывать в постоянной депрессии, окружите себя заботливыми и внимательными людьми, которые не станут задавать вам лишних вопросов и бередить вашу душу, но всегда поддержат вас, если вам это понадобится.

Постарайтесь отвлечь себя от негативных мыслей. После трагической утраты вы можете занять себя работой, домашними хлопотами, найти себе другое полезное занятие или какое-то хобби, которое будет отнимать у вас почти все свободное время. После смерти любимого и дорогого вам человека, вы не должны надолго оставаться наедине со своими мыслями.

В книге психолога Екатерины Хориковой «Как начать жить и не облажаться» , написанной для 20-летних, есть глава про всех нас – тех, кто рано остался без мамы.

«У рано потерявших маму специфический, немного голодный взгляд, особенная повышенно-эмоциональная реакция на разговоры о детях, суховатая, сдержанная интонация при разговоре о мамах. Когда я говорю рано, я имею в виду и в три, и в двадцать три. Какими бы взрослыми мы ни были, когда нам за двадцать, эта потеря все равно детская.

Речь о тех, кто успел побыть с мамой. Узнать ее. Запомнить цвет ее глаз, запах кожи, тембр голоса. Запомнить, как она сердилась, как улыбалась, как одевалась. О тех, кто успел узнать, что такое быть с мамой, жить с ощущением, что она есть, что она рядом. Неважно, насколько она была плохой или хорошей.»

Это был понедельник, утро, телефонный звонок на домашний, естественно, номер. Бабушка, папина мама, меняется в лице и зовет меня: там голос тети сообщает, что мамы больше нет. По большому счету, за всю ту неделю я помню потом только стук: гвозди, которые забивают в гроб.

Мама, полюбив, ушла из семьи за 10 лет до этого, и я бросилась праздновать жизнь, чтобы никому не показать, как мне больно: сигареты, алкоголь, со временем наркотики и клубная тусовочная жизнь. К тому времени, как мама ушла во второй раз, уже насовсем, я хорошо знала, где искать спасение: перестала работать и проводила время с дружками-героинщиками.

Куда-то ездила, где-то ночевала, что-то делала.

На похороны бабушка выдала мне сверху моего загашенного состояния еще и феназепам — для окончательного спокойствия.

Ну, то есть, в момент того телефонного звонка мир рухнул и разбился, был пробит тыл и появилась «дырка в спине» — я так это называла. А потом я просто перестала чувствовать.

Мама, здесь ей около 30

Екатерина Хорикова, психолог:

«Независимо от того, какими были отношения с мамой, пока она была жива, чувство собственного сиротства у всех одинаково. Потому что ранняя потеря матери — это потеря части живого в себе. Его отмирание. Иногда мгновенное, иногда постепенное. Вроде ты жив, здоров и даже весел, а какой-то кусок в тебе мертвый. Его больше нет. И не будет никогда. Ни будущая семья, ни друзья, ни дети эту потерю не восполнят. Это другое.»

В те дни «отвалились» многие друзья, и их можно понять. Никто ведь не знает, как вести себя с человеком, у которого умерла мама. И просто страшно, в конце концов, приближаться к человеку, в котором разверзлась такая бездна.

Только Лиля, моя подруга детства, которая тогда уже, кажется, училась на психолога или только собиралась, то ли знала – как, то ли просто действовала от сердца.

Она приходила ко мне домой и находилась рядом, молча, без вопросов, без жаления и утешения, просто сидела рядом.

Знаете, что эмпатичное присутствие человека рядом целительно? Я помню это ощущение, и это правда так.

Врач-невролог, психотерапевт Павел Буков отвечает на вопрос: «Как помочь, если кто-то в вашем ближнем круге переживает недавнюю потерю?»

  1. Просто больше быть рядом с горюющим человеком, не стараться бодрить или веселить искусственно.
  2. Если человек хотя бы немного религиозен, поощрять принятые в его религии правила переживания потери. В религиозной традиции все, что касается смерти, четко регламентировано и правильно отстроено.
  3. Разговаривая о потере, не блокировать, не вытеснять слезы. Горе желательно «выплакать». Но и не давать погружаться в горе с головой, ходить каждый день на кладбище и проч.
  4. Постараться вместе с горюющим выходить «в люди», бывать на природе, посещать любимые для него места. Переводить фокус внимания с утраты на текущие дела, жизнь вокруг.

Я тогда оказалась в миллиметре от того, чтобы начать колоться (в прошлом моем образе жизни, о котором я писала , это было несложно сделать). И меня тогда, почти как в кино, спас мой тогдашний главный редактор, отправив – «летишь завтра в 8 утра» — в пресс-тур на Кипр.

Родственники не поняли, что это, когда я улетела «отдыхать», не оставшись на мамины 9 дней. Объяснила им позже.

В поездке никому не говорила о том, что у меня горе, там наливали вино уже за завтраком, было с кем флиртовать, гонять на мотороллере и заниматься бурным одноразовым сексом.

Я опять праздновала жизнь, наотмашь, изо всех сил.

И продолжила по возвращению, защищаясь цинизмом и соглашаясь на все, рискуя здоровьем, свободой, безопасностью и жизнью, с ощущением, что мне просто нечего терять.

Хорохорилась и делала вид, что та потеря – пройденное дело, живем дальше, живем один раз.

Юлия Рублева, психолог, про то, как обстоят дела с переживанием горя в нашем обществе:

«Я все время слышу от клиентов одно и то же — «мне запрещали плакать».
Рассказывают, как «папа умер, а я не плакала». Почему? «Надо было держаться и маму поддерживать».
Во всех этих историях есть одинаковые последствия: как правило, это депрессия разной степени тяжести и отсутствие ресурсов на настоящее, так как они, как сокровища в сундуке, закопаны в прошлом.
В нашей культуре доблесть – не замечать очень сильных чувств. Несомненно, это связано с дикой, полной насилия историей страны в прошлом веке. Но сейчас мирное время, а стратегии выживания все те же, военные.
Смерть близких принято переживать мужественно, правильным считаются спокойные лица на похоронах, плакать стыдно, а выть в голос (что самое целебное и правильное при потере такого масштаба) – невозможным.»

О том, что вообще-то у меня горе, я узнала через 1,5 года. Я попала в катастрофу на воздушном шаре, осталась жива и, когда меня, лежачую, привезли домой в Москву, мне понадобилась помощь психотерапевта – я не могла спать, все время «вспоминая телом» момент удара о землю.

Когда мы разобрались с постравматическим синдромом, возник вопрос номер два. Я сказала: «У меня нет светлой памяти о маме, хочу исправить эту ситуацию».

После той сессии я начала рыдать и рыдала в течение недели каждый день по многу часов. Папа был удивлен: обратились за помощью к психологу, чтобы стало легче, а дочь бьется в истериках.

Из меня тогда как будто выходило то, что было спрятано под наркотиками, алкоголем, феназепамом, адреналином, сексом и «праздником жизни» навзрыд.

Юлия Рублева, психолог:

«Самое главное, самое трудное – это признать, что тебе требуется время и передышка. Что ты упал, а встать не можешь. Что тебе больно так, что нельзя больше притворяться, что ничего не происходит.
И здесь важно и нужно разрешить себе не быть молодцом, не держаться. Нужно разрешить себе заплакать. Лечь носом к стенке. Стукнуть кулаком по столу.

Сказать «я живая, я посвятила его болезни годы, и теперь я хочу жить».

Сказать «я злюсь, что ты умер и оставил нас одних».

Сказать «я так скучаю, так скучаю, я плачу о тебе».

Откуда проблемы со светлой памятью и что такое «плохие и хорошие мамы»?

Моя мама выпивала – это был такой полубогемный образ жизни, который привел к болезни, к зависимости – эта тема тоже очень меня волнует, и я готовлю по ней материал.

Масштаб зависимости стал понятен, только когда после 40 дней я приехала разбирать ее вещи, и из шкафа, из кофточек, посыпались на пол пустые водочные бутылки.

За год до смерти ей поставили диагноз «по печени» и запретили все. Она недолго продержалась и сказала своему любимому мужчине, что не хочет жить с такими ограничениями. И дошла в итоге до стадии, когда я, приезжая к ней в гости, видела ее в белой горячке.

Свою красивейшую, нежнейшую, умнейшую, талантливейшую маму.

Дети не должны видеть своих мам в таком состоянии.

Осознать и принять, что это был ее выбор, ее судьба, ее болезнь, и что ты ни в чем не виновата, и она тоже ни в чем, почти получилось только сейчас, в мои 42 года.

А тогда и всю жизнь у меня были к ней и претензии, и обиды, и недостаток ответов на море детских, женских, разных вопросов, и обвинения, и чувство вины – за то, что вылезает все это, а никак не светлая память.

За то, что после того, как умер еще и дядя – мамин младший брат – совсем плохи стали мои бабушка и дедушка, их родители, потерявшие обоих детей. И что там чувствую я – никого особо не интересовало. Пришлось перестать быть внучкой, поменяться с ними ролями, и день за днем, пять лет, нести на себе их черную дыру.

Спасибо за поддержку папе, но ресурс мой тогда закончился, и восстанавливалась я потом, после их ухода, – физически и психически – еще пять лет.

Кстати, чувство облегчения, когда уходят близкие, которые тяжело уходили или с которыми было тяжело при жизни, — это тоже бывает и тоже нормально.
Еще одно из чувств, которое просто есть, и не надо себе запрещать и ругаться за «черствость».

Мы живые люди, и в нас помещается весь спектр эмоций.

А на похороны я больше не хожу – их было 10 за 12 лет, двое я устраивала сама. С тех пор прощаюсь с людьми мысленно, но быть рядом со смертью – не хочу и не могу.

Павел Буков, психотерапевт: «Переживая горе, человек проходит несколько этапов. Что необходимо делать, чтобы не застрять надолго в каком-либо из них?»

  1. Как не больно, как не горько, нужно признать, что близкого человека больше нет, что придется учиться жить без него. Необходимо осознать реальность потери не только разумом, но и чувствами. Часто в этот период боль от потери многие пытаются заглушить алкоголем, психотропными препаратами и прочими химическими веществами. Это может помочь на какое-то время, точнее, — отсрочить встречу с реальностью, процесс переживание горя.
  2. Определить конкретное время, например, месяц или два, после которого необходимо «отселить» умершего, если он жил вместе с вами в одной квартире. Сделать ремонт или перестановку мебели, избавиться от личных вещей ушедшего человека. Сделать так, чтобы в вашем жилище о нем мало что напоминало. Сохранение в нетронутом виде вещей, комнаты умершего человека называется «мумификация» потери. Это один из видов болезненного переживания утраты.
  3. В определенный период переживания потери человек может испытывать агрессию на умершего, обвинять его, например, в том, что ушел, оставил, бросил. Вместе с тем переживаются и обвинение себя, самобичевание типа «Если бы я тогда уделял больше внимания, нашел хороших врачей и проч., близкий человек был бы жив. Это из-за меня он умер!»
    В такой ситуации имеет смысл переключаться, не зависать, не зацикливаться на обвинениях. А постараться вспоминать хорошее об ушедшем человеке, если присутствует агрессия, постараться простить и умершего и себя.
  4. Когда человек принял окончательно факт потери, справился с агрессивными реакциями, он начинает переживать депрессию. А это часто слезы, уныние, беспомощность. Важно, с одной стороны, не запрещать себе грустить и плакать, с другой стороны, избегать полного погружения и растворения себя в эмоциях горя и скорби.
  5. Постепенно переводить свое внимание с персоны умершего на окружающий мир, замечать в нем изменения, новую реальность, возникшую после того, как потеря пережита и оплакана.

Пройти сепарацию и позволить себе прочувствовать горе – вот два вывода, к которым я пришла буквально месяц назад, пройдя тренинг Юлии Рублевой «Мама и мои отношения», а потом еще поработав на сессиях с Павлом Буковым.

Сепарация – это осознание себя взрослым человеком, отдельным от родивших тебе мамы и папы.

Это дает невероятный ресурс жить, когда ты любишь и уважаешь родителей, но как равный и свободный человек. У меня физически не было мамы почти 20 лет, но я не была сепарирована от памяти, причем не всегда светлой.
При этом, жила в нездоровой привязанности к папе и говорила: «Если умрет он, и я умру тоже».

На днях прочитала два сильных текста про то, как люди прощались со своими домашними любимцами, умершими собаками и кошками. Я, конечно, плакала, смотрела на свою собаку, думала: он ведь тоже когда-то. Шла его тискать, баловать и старалась не ругаться на прогулках за плохое поведение.

И был еще один пост, там приятель тоже писал о смерти любимого пса и радовался наличию антидепрессантов, которые позволяют «не чувствовать».

«Не чувствовать» — это один из выходов в моменте, когда невозможно больно. И часто другой возможности пережить просто нет.

Но потом нужно обязательно найти смелость и силы и, с поддержкой специалистов, пойти в центр себя.

Найти свое горе, посмотреть на него, погреть его, пережить его, отгоревать.

Разложить эмоции – все, каждую, — увидеть, согласиться, проплакать и отпустить.

А потом появятся новые силы, чтобы жить свою живую жизнь, позволяя себе плакать и скучать, но не тревожа лишний раз дух ушедшего человека своей внутренней неразберихой.

Светлая память.

Екатерина Хорикова, психолог:

«Приспособление — это долгий путь с рецидивами и периодами застревания: вроде уже давно вылезла, оклемалась, потом что-то прочитала, посмотрела (или осталась без поддержки и тепла) и вот опять лежу, свернувшись клубком, в четыре утра и не хочу ничего. Ничего, кроме одного.
Хочу к маме. Это довольно смутное, абстрактное желание. Даже не к своей конкретной маме. Просто «хочу к маме». Если я произношу это вслух, сразу начинаю плакать.
Тем, кто этого не пережил, понять это невозможно.
И не нужно».

Анализ поведения скорбящего

Психологи отмечают, что в первые две недели после трагедии фактически любая реакция осиротевших детей на горе считается нормальной, будь то состояние неверия и кажущегося умиротворения или несвойственная объекту агрессия. Любая особенность поведения в эти дни является следствием процесса перестройки привязанностей в той части жизни человека, которую до сих пор занимала мама.

Резко наступившее ощущение опустошенности в природе не всегда означает смерть, оно же служит нам сигналом о внезапной потере. Этим объясняется нестабильное поведение людей, которые после смерти матери то впадают в «режим ожидания», то начинают обвинять в несправедливости окружающих. Образ любимого человека мерещится им в толпе, его голос слышится из трубки телефона; иногда им кажется, что скорбная весть была ошибочной, и все осталось по-прежнему, надо только подождать или добиться правды от посторонних.

Если отношения матери с детьми были противоречивы и двойственны либо демонстрировали сильную зависимость с обеих сторон, переживание горя может носить патологический характер и выражаться в преувеличенной реакции или в отложенных эмоциях. Также плохо, если к процессу естественного переживания утраты прибавляются муки социального характера: что подумают родственники, как воспримут траур служащего в рабочем коллективе?

Специалисты настаивают — никакие сложности с пониманием ситуации окружающими не должны влиять на психологическую необходимость человека пройти через все стадии горевания размеренным шагом. Если у скорбящего есть острая нужда после смерти матери довершить какие-то бывшие важными для нее дела и потратить время на решение ее прижизненных задач, значит, это надо сделать. Если он хочет еще немного пожить согласно установленным когда-то ею правилам – нельзя препятствовать и в этом.

Со временем понимание важности ведения собственной полноценной жизни и грамотная расстановка акцентов в пользу насущных проблем перенесут отношение к образу покойной матери на более глубокий, духовный уровень. Как правило, это происходит спустя год после семейной трагедии и является естественным окончанием периода траура.

Стадии горевания

Каждый этап условно обозначенного периода горевания (принято ограничивать его годовым циклом) характеризуется испытыванием определенных эмоций, различных по интенсивности и длительности переживания. В течение всего означенного времени к человеку может регулярно возвращаться острота душевных волнений, также совсем не обязательно, что этапность стадий будет соблюдена именно в приведенном порядке.

Иногда может показаться, что человек, придя к душевному равновесию, полностью миновал ту или иную фазу, однако это предположение всегда ошибочно. Просто все люди по-разному проявляют свою скорбь, и демонстрация некоторых «симптомов» классической картины переживания горя им просто не свойственна. В других случаях человек наоборот может подолгу застревать на этапах, максимально отвечающих его душевному состоянию, или даже возвращаться спустя длительное время к уже пройденной стадии и начать весь путь с середины.

Очень важно, особенно тому, у кого мама умерла «на руках», то есть пережившему весь ужас трагедии при непосредственном участии, не пытаться пересилить свое горе и не «держаться молодцом». Как минимум еще неделю после похорон человек должен находиться вдали от каждодневной суеты, погруженным в свою боль настолько, чтобы она сама спустя время начала вытеснять и изживать себя. Хорошо если рядом окажется тот, кто сможет без устали поддерживать и выслушивать скорбящего.

«Компромиссы (самоистязание) » и «Депрессия»

Третий этап — это время противоречий и неоправданных надежд, глубокого самокопания и еще большей изоляции от общества. У разных людей этот период протекает по-разному – кто-то ударяется в религию, пытаясь договориться с Богом о возвращении любимого человека, кто-то казнит себя чувством вины, прокручивая в голове сценарии того, что могло бы быть, но так и не случилось.

О наступлении третьей стадии переживания горя скажут такие признаки:

  • часто посещающие мысли о Высших силах, Божественном проведении (у эзотериков – о судьбе и карме) ;
  • посещения молитвенных домов, храмов, прочих энергетически-сильных мест;
  • состояние полусна-полубодрствования – человек то и дело ударяется в воспоминания, проигрывает в голове сцены как вымышленного, так и реального характера из прошлого;
  • часто превалирующим чувством выступает собственная вина перед покойной («мама умерла, а я не плачу», «я недостаточно любил ее»).

В данный период, если он затягивается, велик риск утерять большинство дружественных и родственных связей. Людям тяжело наблюдать полумистическую картину этой смеси раскаяния с почти восторженностью, и они постепенно сами начинают отдаляться.

С точки зрения психологии, четвертая стадия – самая тяжелая. Озлобление, надежда, гнев и обида – все чувства, которые до сих пор поддерживали человека «в тонусе», уходят, оставляя только пустоту и глубокое понимание своего горя. Во время депрессии человека посещают философские мысли о жизни и смерти, нарушается график сна, теряется чувство голода (скорбящий отказывается от еды либо ест неумеренными порциями). Признаки душевного и физического угасания выражены ярко.

Право на горе

Как пережить смерть близкого человека? Советы психологов по этому поводу сходятся на одном важном пункте – горе нельзя замалчивать в себе. Наши предки не напрасно создали и донесли через века к современному человеку сложную и обязательную формулу прощания с усопшим, которая включает в себя большое количество ритуальных эпизодов, касаемых погребения, отпевания, поминок. Все это помогало родственникам умершего глубже прочувствовать свою потерю, пропустить ее через себя всем спектром негативных эмоций. И по завершении ключевой церемонии – годовщине со дня смерти – возродиться для следующего этапа жизни.

Вот что отвечают специалисты на вопрос, что делать, если умерла мама:

  • приветствовать любые положительные воспоминания об усопшем, особенно в первые 2-3 месяца после похорон;
  • плакать и еще раз плакать – каждый раз, как представится возможность, в одиночестве и в присутствии самых близких – слезы очищают мысли и успокаивают нервную систему;
  • не бояться разговаривать об умершем с человеком, который готов выслушать;
  • признавать свою слабость и не пытаться казаться сильным.

Что делать, если умерла мама в том же доме, где живут и ее дети? Некоторые люди не решаются нарушить священную для них обстановку в доме или комнате умершей матери, создавая подобие домашнего музея, посвященного покойной. Делать этого ни в коем случае нельзя! Через положенные церковью 40 дней необходимо пусть не сразу, но начать избавляться от всех вещей (в идеале – и мебели) усопшей, раздавая все нуждающимся. Когда ничего лишнего не останется, в комнате, где жила женщина, нужно сделать хотя бы небольшую перестановку и генеральную уборку.

Чувство вины – оправдано или нет?

Сложно найти человека, который после смерти матери ни разу не укорил бы себя тем, что уделял ей меньше времени, чем следовало, был мало тактичен или скуп на проявления эмоций. Чувство вины – это нормальный ответ подсознания на резко возникшее ощущение пустоты после утраты близкого. Однако порой оно может принимать патологические масштабы.

Иногда человек практически изводит себя мыслями о том, что в момент принятия известия о смерти мамы почувствовал облегчение. Это частое явление, если последние дни женщины были омрачены изматывающей болезнью или уход за ней представлял собой сложность для родных. Что делать? Если мама умерла при таких обстоятельствах, выходом из капкана постоянных самообвинений станет «беседа по душам» с образом любимого человека, хранимым в памяти. Не нужно заготавливать специальных оправдательных речей – достаточно своими словами попросить у мамы прощения за все свои ошибки и промахи, а затем поблагодарить мысленный образ умершей за каждую проведенную вместе минуту.

Делать это рекомендуется в спокойной обстановке дома или оставшись наедине у памятника маме.

Как похоронить маму

Что делать, если умерла мама? Традиционно покойника предают земле не позже чем на третьи сутки после смерти, однако в этот период у детей усопшей еще продолжается стадия шока, и самостоятельно позаботиться обо всех формальностях они бывают не в состоянии. Основные заботы по организации церемонии, как и значительную долю материальных затрат, должны взять на себя родственники и друзья семьи. Сама суть ритуала прощания с телом матери ничем не отличается от стандартной процедуры.

Что следует знать детям умершей о том, как похоронить маму:

  • детям умершей нельзя участвовать в переносе гроба или крышки от него;
  • всех пришедших на похороны нужно позвать на поминальный обед, всех почтить вниманием, поблагодарить;
  • оставшуюся еду со столов не выбрасывают, а раздают уходящим с поминок людям с тем, чтобы они продолжили трапезу дома;
  • нельзя устраивать пышных застолий, также не рекомендуется устраивать ритуальный обед в ресторане.

Еще один важный момент, на котором очень настаивают православные священники: где бы ни произошло трагическое событие, тело покойной накануне похорон должно переночевать в стенах родного дома.

40 дней как умерла мама: что делать?

На сороковины принято прощаться с душой усопшей, которой отныне предстоит навсегда оторваться от земной жизни и начать свое путешествие в ином состоянии. Дети должны прийти на могилу матери с цветами и поминальной кутьей в чистом блюдце или баночке. Пить и есть на кладбище в этот день нельзя, как и оставлять на могиле спиртное или другую еду, кроме принесенной кутьи.

На сороковой день уже следует отгородить место для будущего памятника маме, однако устанавливать его можно будет не ранее наступления годовщины. Сейчас же нужно только навести порядок на могильном холмике и вокруг него: убрать венки и высохшие цветы (все это положено бросить в специальную яму на кладбище или сжечь сразу же за территорией погоста), вырвать сорняки, зажечь лампадку.

После уборки всем пришедшим нужно молча постоять над могилой, вспоминая о покойнице только хорошее и настраиваясь на тихую грусть, без надрыва и причитаний. Поминальный обед накрывается дома или в ритуальном кафе и по правилам должен быть предельно скромным. Остатки пищи после трапезы также распределяют среди присутствующих, а обязательно расставленные в вазочках на столе сладости (конфеты и печенье) раздают детям.

Ульяна Орехова

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх