Dr. Born

Чем безупречнее человек снаружи, тем больше демонов у него внутри © Зигмунд Фрейд

Повязка на лицо черная

Люди с закрытыми лицами

Мали всегда было неспокойным местом, как и вся территория бывшей Французской Западной Африки. Основными источниками проблем были кочевники-туареги: в отличие от других народностей, они не прекращали свою войну за независимость вплоть до наших дней.

Туарегская проблема

Самоназвание туарегов — «имошаг» — дословно можно перевести как «вольные люди». На территорию Мали они прибыли не от хорошей жизни. В XI веке их родные земли подверглись вторжению арабов-суннитов, и туареги были вынуждены мигрировать на запад в поисках нового дома.

Из-за кочевого образа жизни практически все государственные образования туарегов были недолговечными. Исключением стал лишь султанат Агадес, который пал под натиском французов в 1904 году. В этом большую роль сыграли оседлые земледельцы, для которых туареги были настоящим проклятием.

Будучи вольным кочевым народом, они не могли смириться с европейским доминированием. Их оскорблял сам факт того, что нужно отдавать французам верблюдов и платить налоги. К тому же колонизаторы запретили работорговлю, которая была одним из важнейших промыслов для туарегов.

Их война длится веками (https://mediamag.am)

Большинство племён не прекращали войну с колонизаторами с самого их появления в Африке, но одно из самых крупных восстаний произошло в конце 1916 года. Конфедерация туарегских племён под предводительством Каосена Аг Геда проникла в Агадес и вырезала всех находившихся там французов. После этого они захватили весь северный Нигер. В ответ французы действовали с максимальной жестокостью. Отвоёвывая каждое новое поселение, солдаты публично казнили всех, кто подозревался в связях с Каосеном. Больше всего досталось марабутам — берберским представителям исламского духовенства; их в одном только Агадесе повесили 130 человек. Восстание захлебнулось в крови, а Каосен бежал в Ливию, где в 1919 году его поймали и казнили. Но туареги сдаваться не собирались.

Вольные люди постколониального периода

Деколонизация 60-х также не принесла туарегам желанной независимости. Их земли были разделены между Нигером, Мали, Алжиром, Ливией и Буркина-Фасо. Реакция последовала сразу. В 1962 году кочевники подняли восстание на севере Мали. Новоиспечённые власти отреагировали молниеносно. Они оккупировали все земли туарегов, а местных жителей изгнали. Всех, кто выражал несогласие, публично казнили. К 1964 году были подавлены последние очаги сопротивления.

Следующее крупное восстание вспыхнуло в 1990 году. Его причинами стали засуха, голод и непрекращающиеся репрессии. Волнения совпали по времени с народными выступлениями против режима президента Мусы Траоре. В марте 1991 года ситуация обострилась. На улицах появились баррикады, участились столкновения с силами безопасности, недовольные громили правительственные кварталы в крупных городах Мали. Президент объявил чрезвычайное положение, и против протестующих вывели тяжёлую военную технику. В результате противостояние обрело характер полномасштабного конфликта. Но 26 марта взбунтовались уже сами военные. Траоре отстранили от власти, а новое правительство принялось за разработку конституции. Перемирие с туарегами было заключено лишь в 1995 году. Им предоставили автономию и финансовую поддержку.

Туарег, охраняющий нефтяную вышку на границе с Алжиром (https://elpais.com)

На этом, возможно, и закончилась бы череда туарегских восстаний, если бы не Муаммар Каддафи. Ещё в 70-х он начал проводить политику, направленную на сближение с туарегами и их интеграцию в ливийское общество. Каддафи обещал, что под его руководством они станут сильнее и смогут вскоре отвоевать свои земли. Однако в реальности ливийскому диктатору просто нужны были солдаты для охраны своих запасов нефти и защиты интересов страны за границей. Поверив обещаниям, туареги охотно мигрировали в Ливию из всех уголков западной Африки и вступали в армию Каддафи. Однако годы шли, а освободительная война всё не наступала. Туарегов отправляли сражаться в Чад, Ливан и другие соседние страны, но только не в Мали.

Азавад будет свободным!

К началу XXI века в Ливии образовались уже целые династии военнослужащих туарегского происхождения. И все они до сих пор грезили независимостью. От восстания туарегов удерживали лишь Каддафи и вера его словам. Поэтому смерть диктатора 20 октября 2011 года стала для них крахом надежд и поводом сплотиться.

Туареги — сторонники Каддафи (https://www.pentapostagma.gr)

Осенью того же года возникло Национальное движение за освобождение Азавада (территории на северо-востоке Мали). Но не все туареги примкнули к этой организации, часть из них поддержала Переходный национальный совет Ливии. Новые ливийские власти были настроены против НДОА, поэтому последние бежали в Мали, унося с собой из ливийских арсеналов всё, что не было прикручено к полу. Позже к движению присоединились дезертиры из республиканской армии Мали, добровольцы из Нигера и других территорий. Так как борьба НДОА никогда не носила религиозный характер, а само движение возникло из слияния нескольких группировок, стремящихся к одной цели, в ней плечом к плечу сражались туареги, арабы, фульбе и сонгай.

8 января 2012 года повстанцы нанесли первый удар, захватив Ти-Н-Зауатен. Эта победа имела идеологический характер, так как город был центром туарегского восстания 2007 года. 19 января бойцы НДОА пересекли ливийскую границу и захватили Тессалит, Менаку, Ньяфуньку и Аджельхоку. В том же месяце начались бои за провинцию Томбукту, историческую столицу Азавада.

Туареги НДОА с флагом Азавада (http://www.channel4.com)

Офицеры и солдаты армии Мали обвинили в восстании президента республики Амаду Тумани Туре и 21 марта совершили военный переворот. Менее чем за сутки были захвачены все стратегические объекты Бамако. К вечеру солдаты прорвались в президентский дворец и арестовали главу государства. Но армейские не учли реакции сильных мира сего. К 1 апреля НДОА взяли под контроль провинции Кидаль, Гао и Томбукту, но всё, что могли делать военные в это время — умолять ЭКОВАС не прекращать оказывать стране экономическую помощь и не вводить свои войска.

6 апреля 2012 года Исполнительный комитет НДОА объявил одностороннее прекращение огня в связи с достижением своей цели. Повстанцы требовали признать независимость Азавада на юридическом уровне. Но крупные мировые державы не видели выгоды в появлении нового государства в зоне их экономических интересов. Представители России и США назвали новое государство потенциальной угрозой всему африканскому сообществу и призвали к вынесению этого вопроса на более глобальный уровень. ООН, ЕС, ЭКОВАС и Африканский союз осудили действия НДОА и отказались признавать независимость их территорий.

Сепаратисты-туареги в Гао (http://rusplt.ru)

7 апреля под давлением санкций и угрозы применения силы лидер военной хунты капитан Амаду Соного передал власть в Мали спикеру парламента Дионкунда Траоре. Мировая общественность вздохнула с облегчением, и все санкции с Мали были сняты. Но жители республики остались недовольны. Им нравился Сонго, и именно его они хотели видеть президентом, а Траоре, по их мнению, был марионеткой Запада. 21 мая 2012 года тысячи жителей Мали окружили президентский дворец. Разъярённая толпа ворвалась внутрь и избила президента. Военные решили не вмешиваться, они тоже были лояльны Сонго.

В Азавад приходит ислам

Лидеры входивших в НДОА группировок в большинстве своём видели Азавад светским государством. Однако были среди них и радикальные исламисты. Лидер джихадистов Ансар-ад-Дин Омар Хамаха считал, что не только Азавада должен стать исламским государством, но и вся республика Мали, а также Алжир, Нигер и Мавритания. На фоне отсутствия чёткого плана по дальнейшим действиям противоречия в НДОА обострились, и 26 мая Исполнительный совет объявил о разрыве отношений с Ансар-ад-Дин.

Боевики Ансар-ад-Дин в районе Томбукту (https://www.bbc.com)

8 июня произошли первые столкновения между сепаратистами и джихадистами. Также в начале июня Ансар-ад-Дин получили поддержку от Движения за Единство и джихад в Западной Африке (часть группировки «Аль-Каида в странах исламского Магриба»). 26 июня 2012 года объединённые силы исламистов и НДОА устроили настоящую бойню за город Гао. В ходе этого столкновения обе стороны использовали тяжёлое вооружение. НДОА потерпело поражение и понесло серьёзные потери, также был ранен генеральный секретарь Билял аг Ашериф. Следом за Гао были захвачены провинции Кидаль и Томбукту, но НДОА продолжали удерживать Менака и Тинзаватене. Эти города стали единственным убежищем от исламистов. В это же время от НДОА отделяется «Фронт освобождения Азавада». Основной их целью была борьба с исламистами.

16 ноября НДОА и ФОА предприняли попытку вернуть Гоа, но попали в засаду и были разбиты. 19 ноября исламисты захватили Менаку.

Французы возвращаются

Когда Ансар-ад-Дин взяли Азавад под свой контроль, они начали уничтожать всё, что не вписывалось в их мировоззрение. В соседние страны стекались толпы беженцев, которые рассказывали о жестоких расправах и уничтожении исторических памятников.

Ияд Аг Гали лидер Ансар-ад-Дин (https://mali7.net)

Несмотря на все запросы Мали о помощи, только вмешательство ЭКОВАС и Франции смогло повлиять на то, что резолюцию об иностранном вмешательстве вынесли на рассмотрение в ООН. 20 декабря она была одобрена абсолютным большинство голосов.

Французская интервенция должна была начаться в сентябре 2013 года и проходить при поддержке республиканской армии Мали и вооружённых сил стран членов ЭКОВАС. Этой операции дали кодовое название «Сервал». Но при её планировании не учли, что у джихадистов было другое расписание.

1 января 2013 года представители Ансар-ад-Дин потребовали признать автономность Азавада и провозгласить Мали исламским государством. Власти ответили отказом. 3 января Ияд Аг Гали, новый лидер Ансар-ад-Дин, объявил о возобновлении боевых действий. За день до этого в провинции Томбукту и Гао прибывают боевики из Ансар-ад-Дин, Аль-Каида в странах исламского Магриба (АКИМ), Движение за Единство и джихад в Западной Африке (Муджао) и Боко Харам.

«Технички» джихадистов (https://www.parismatch.com)

7 января 50 транспортных средств исламистов прошли Дуэнцу и встали в Дангол Боре по направлению к позициям малийских войск. Они избегали стройных формирований, перемещались по лесистой местности небольшими группами и использовали маскировочные средства. До самого последнего момента никто не знал ни численности боевиков, ни места куда они ударят.

Взятие Коны

8 января 2013 года исламисты вплотную подошли к демаркационной линии в районе Мопти. Малийские солдаты, прибывшие на место, произвели несколько предупредительных выстрелов — ответа не последовало. Но той же ночью боевики Ансар-ад-Дин устроили артобстрел по позициям малийских войск.

Утро и день 9 января прошли без происшествий. Обеспокоенный этим затишьем подполковник Мамаду Самаке вышел на разведку во главе колонны из 12 БРДМ-2. Однако чем дальше они продвигались, тем больше подозрений возникало у Самаке. Так и не встретив сопротивления, он дал команду возвращаться. Тогда-то и захлопнулась ловушка. Ночной обстрел был лишь прикрытием. Когда бронированный транспорт двинулся назад, со всех сторон засвистели пули.

Этой же ночью примерно 2 000 отборных комбатантов на 300 автомобилях пересекли границу и двинулись на Кону. В 8:30 утра они атаковали город с трёх сторон. Первая колонна зашла с севера со стороны Корьензе, вторая — с востока от Дуэнца, третья колонна перекрыла город с юга. Уже к 11:00 под натиском боевиков малийские войска начали сдавать позиции. В 13:00 на один из блокпостов Коны прибыло два автобуса с беженцами. Во время проверки документов 14 террористов, замаскированных под гражданских, открыли огонь, разразилась паника. В это время джихадисты прорвались в город, и начались уличные бои. К 17:00 всё стихло — Кона полностью контролировалась исламистами. Сумевшие вырваться из города солдаты и гражданские отступили к Севаре. Туда же ушли бронемашины подполковника Самаке, которым также чудом удалось пробиться из окружения.

Французские солдаты на базе в Бамако (https://www.usnews.com)

Активность боевиков на юге Мали вынудила Францию начать операцию «Сервал» раньше запланированного времени. К 11 января в места предполагаемого удара джихадистов были доставлены французские солдаты. Командование малийской армии экстренно перебросило в Мопти 300 «красных беретов» из 33-го парашютного полка и 20 БРДМ-2. Командование специальных операций Франции (COS) доставило в Севаре 100 человек из 1-го пехотного полка морской пехоты (1st RPIMa), 13-го парашютно-драгунского полка (13th DPR), Air Parachute Commando No. 10 (CPA-10) и Морских коммандос ESNO 43.Однако и джихадисты получили пополнение за счёт 500 боевиков, присланных Аль-Каидой.

Утром 11 января по просьбе французского командования два малийских Ми-24 вылетели в Кону для уничтожения находившейся там группы боевиков. С задачей они справились, но при обстреле погибло несколько мирных жителей. В 14:00 из Буркина-Фасо вылетело два французских вертолёта «Газель» 4-го специального вертолётного полка. В их задачу входило уничтожение транспортной колонны, которая двигалась из Коны в Севаре. Некоторые пикапы джихадистов были оснащены зенитным орудиями, в то время как вертолёты действовали без наземной поддержки. «Газели» смогли остановить наступление, но получили повреждения. Один из пилотов первой машины был серьёзно ранен и позже скончался в госпитале. Второму вертолёту пришлось совершить аварийную посадку к северу от Севаре. Уничтожив свою вертушку, экипаж, отстреливаясь от джихадистов, смог добраться до базы. После этого две другие «Газели» завершили работу и, сорвав планы исламистов по взятию Севаре, вынудили их отступить.

«Мираж» и «Рафаль» в небе над Азавадом (https://www.usnews.com)

Этим же вечером для закрепления успеха два самолёта «Mirage 2000D» нанесли серию авиаударов по Коне. Бомбы уничтожили здание штаба, несколько машин, а также складских помещений. В течение ночи нанесли ещё несколько авиаударов. Большая часть наёмников, присланных Аль-Каидой, в страхе бежала, а бойцы Ансар-ад-Дин оставили город, отступив на несколько десятков километров. 13 января малийское командование потребовало от французов начать немедленное наступление на Кону, однако те не спешили.

Вернуть Кону удалось только 18 января. В боях за город особо отличились 12 бойцов из 1-го пехотного полка морской пехоты. Они вплотную подобрались к позициям боевиков, которые планировали устроить засаду, и передали их координаты малийской артиллерии. БМ-21 своим огнём перемололи 14 пикапов и всех обслуживающих их джихадистов. Далее было несколько часов напряжённого боя на подступах к городу. Но сопротивление исламистов всё-таки было сломлено. Франко-малийские войска под радостные возгласы местных жителей вошли в Кону.

Падение исламского Азавада

Пользуясь тем, что у джихадистов не было авиации и достойных средств противодействия ей, французы активно использовали свои «Газели», «Миражи» и «Рафали». С 13 января последние начали наносить удары по объектам в провинции Гао. После взятия Коны французы и малийцы отбили Диабаль, а следом и Дуэнцу. 24 и 25 января авиаударами в Ансонго уничтожили две базы исламистов. Одновременно с этим франко-малийские силы вытеснили джихадистов из Хомбори и закрепились в провинции, которая считалась оплотом Муджао. 26 января Гао была полностью очищена от боевиков.

Малийцы приветствуют французов (https://www.usnews.com)

Одновременно с этим в Ансар-ад-Дин произошёл раскол. Часть боевиков, назвав себя «Исламским движением Азавада», объявила своим бывшим соратникам войну и примкнула к вышедшему из подполья НДОА.

27 января французская авиация нанесла удары по Кидалю. В ходе налёта были уничтожены лагерь боевиков и дом самого Ияда Аг Гали. Пока основные сухопутные силы коалиции продвигались к Томбукту, НДОА и их новые союзники пробились к Кидалю и выбили оттуда джихадистов.

Томбукту был оставлен исламистами ещё до подхода франко-малийских сил. Взяв столицу Азавада без единого выстрела, командование Мали стало решать, как поступить с туарегами в Кидале. НДОА не хотели идти на контакт с властями Мали, но благодаря вмешательству французов и правительства Буркина-Фасо исполнительный комитет согласился сдать город. В итоге последний крупный город Азавада также был взят без боя.

Туареги НДОА (https://guardian.ng)

2 февраля в Мали прибыл Франсуа Олланд. Он встретился с президентом Траоре и обратился ко всему африканскому сообществу, призвав их продолжать борьбу с исламистами и пойти на контакт с НДОА, чтобы решить территориальные вопросы мирным путём.

Когда «Сервал» ушёл

8 февраля франко-малийские войска взяли последний оплот исламистов в Азаваде — город Аджелхока. После подавления туарегского восстания французский контингент, который к тому времени разросся до 4000 человек, совместно с местной армией и войсками Нигера, Чада, Сенегала, Буркина-Фасо и Того продолжил войну с террористами в рамках операции «Сервал». Но теперь эта борьба носила антипартизанский характер.

Схема боевых действий в Мали (https://commons.wikimedia.org)

Официально восстание туарегов закончилось 18 июня 2013 года. Согласно договору Азавад перестал требовать независимости, все группировки сдали оружие, а в ответ правительство Мали дало им культурную, экономическую и политическую автономию. Гарантами данного соглашения выступил Генсек ООН Пан Ги Мун, представители от ЕС, ЭКОВАС и Африканского союза. Однако конфликты между исламистами, НДОА и властями Мали вспыхивают и по сей день. По этой причине на смену операции «Сервал», официально закончившейся 14 июля 2014 года, пришла операция «Бархан». Помимо стран африканского сообщества в ней также принимают участие почти все страны НАТО и Евросоюз.

За период с января 2012 по июль 2014 было уничтожено, по меньшей мере, 600 боевиков, потери союзников составили 6 военнослужащих Франции, 97 солдат Мали и около сотни туарегов НДОА. Точное число жертв среди мирного населения до сих пор не установлено, большинство специалистов считает, что счёт идёт на тысячи. Наблюдатели из «Human Rights Watch» также подсчитали, что порядка 230 000 человек были вынуждены бежать из зоны конфликта, навсегда оставив свои дома.

Встреча делегаций Мали, Буркина-Фасо и туарегов Азавада в присутствии представителей ООН, Африканского союза и ЕC (https://www.alarabiya.net)

В том, что вмешательство в конфликт на территории Мали было необходимо, спорить не приходится. Но благородство и альтруизм французской стороны кажутся весьма сомнительными. Эксперты сходятся во мнении, что для Франсуа Олланда, чьи рейтинги на тот момент были самыми низкими в истории Пятой республики, «Сервал» был той самой «маленькой победоносной войной». Это сработало: процент поддержки со стороны населения вырос в тот период до 44%, однако свой президентский пост он всё равно покинул как самый нелюбимый политик Франции.

Литература:

32 фото из жизни народа туарегов, где царит матриархат, а мужчины лишены прав

Туареги — загадочная африканская народность

Туареги — один из самых уникальных народов мира, у представителей которого привычный уклад жизни совершенно иной: здесь особым почтением и правами в обществе пользуются представительницы прекрасного пола, а мужчины вынуждены прикрывать лицо и довольствоваться тем, что им позволено.

По достижении совершеннолетнего возраста юноши получают от отца острый меч и покрывало, за которым они всю жизнь будут скрывать свое лицо, снимая его лишь в присутствии супруги или любовницы.

У женщин этой народности жизнь сложилась куда лучше: они не просто не закрывают лица, но и могут иметь неограниченное количество любовников и сексуальных связей до того, как свяжут себя узами брака. При этом весьма тщательно хранится тайна личной жизни. Это означает, что зайти в дом к женщине и покинуть его любовник должен после заката солнца и до его восхода.

Кроме того, туарегские женщины являются собственницами семейного имущества, им принадлежит жилье и скот, а в случает развода это имущество жена делит на свое усмотрение. В общем, правам и свободе этих дам могут позавидовать даже гражданки многих европейских государств.

Туарегов еще называют «синим народом» из-за цвета их традиционных нарядов. А поскольку ткани окрашиваются в такой оттенок путем вбивания частичек цветного вещества в ткань камнями, то и кожа людей часто приобретает такой цвет.

Туареги — загадочная африканская народность.

Женщины в туарегском обществе пользуются большим уважением.

Мужчины закрывают лицо специальной повязкой.

После развода дети традиционно остаются с матерью. Этот снимок был сделан в декабре 1967 года.

Большая часть туарегского народа исповедует ислам.

У туарегов есть легенда, что корни их идут от легендарной праматери и великой правительницы царицы Сахары Тин-Хинан, которая была амазонкой и пришла в Хоггар со своей служанкой из южной области нынешнего Марокко, называвшегося Тафилалет.

В 1925 году в районе древнего укрепления Абалессы в Ахаггаре нашли богатое захоронение женщины.

Многие туареги верят, что это именно Тин-Хинан.

Девочки с раннего возраста учатся читать и писать.

Туареги носят огромное количество украшений.

Мужчины превосходно владеют боевым искусством, они бесстрашные воины и прекрасные торговцы.

Женщины — хранительницы культурного наследия, именно они обучены грамоте, продолжают фольклорную традицию.

Туареги более 1000 лет кочевали по Сахаре, перегоняя верблюдов на новые пастбища.

Верблюды крайне необходимы для выживания в Сахаре.

Часто верблюд — это единственное, что достается мужчине после развода.

Мнение женщин высоко ценится мужчинами, которые охотно советуются с женами или матерями.

Женщины, в отличие от мужчин, ходят с открытыми лицами, хотя часто покрывают волосы.

После развода женщине достается шатер и все имущество, в том числе домашний скот, за счет которого выживает племя.

В Африке проживают предположительно более миллиона туарегов, которые разделены на множество племен.

Туареги — единственный в мире народ, у которого мужчины даже в домашнем кругу обязаны закрывать лицо повязкой.

Туареги постоянно носят одежду, окрашенную индиго, и краска придает их коже голубоватый оттенок.

Поэтому в Африке их называют «синими людьми».

Уважение и свобода, даруемые туарегской женщине, ошибочно трактуются другими племенами, в которых у женщины гораздо меньше свобод.

Само туарегское общество решительно осуждает проституцию.

Издавна здесь было заведено, что именно мужчина не должен открывать лицо. В день совершеннолетия юноша получает от отца два главных подарка: обоюдоострый меч и специальную лицевую накидку.

Без нее нельзя выходить на люди, ее же нужно носить и дома, прикрывая лицо даже во время еды и сна.

Современные кочевники сохранили древнюю культуру, и многое в их повседневной жизни кажется нам удивительным.

Туарегская пословица гласит: «Мужчина и женщина рядом друг с другом глазами и сердцем, а не только постелью».

Значительную часть рациона питания туарегов составляют молоко и молочные продукты. Кроме того, в питании используется просо, иногда пшеница. Важную роль играют также сушеные финики с верблюжьим молоком.

Хотя все считают туарегов животноводами, мясо они потребляют в пищу только в исключительных случаях — на семейных торжествах, в дни религиозных праздников, а также при опасности массового падежа скота от бескормицы.

Для того, чтобы завоевать внимание девушки, мужчина должен обладать поэтическим талантом и посылать своей возлюбленной стихи, а девушка должна ответить своему избраннику. При этом письменность женщин и мужчин племени различна.

Туареги — это не единственный в мире народ, сохранивший матриархальный строй до наших времен. Подобный жизненный уклад является основным и у китайского племени мосо, однако там, помимо хозяйства, женщины занимаются также и земледелием, скотоводством, охотой и иногда даже военным делом, тогда как основным мужским занятием является игра в шашки.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх