Dr. Born

Чем безупречнее человек снаружи, тем больше демонов у него внутри © Зигмунд Фрейд

Почему я гей

Содержание

О горячей линии и ночных звонках

Мне 25 лет, и на горячей линии я работаю уже четыре года. Когда «Российская ЛГБТ-сеть» в очередной раз набирала волонтёров для работы на телефоне доверия, я написала им, что учусь на психологическом факультете и хочу попробовать себя в качестве консультанта на телефоне. К тому моменту я уже участвовала в движении в защиту прав ЛГБТ-людей, выходила на уличные акции и флешмобы, у меня было много друзей из числа ЛГБТ. Однако на тот момент я себя не относила к ЛГБТ-сообществу. А сейчас встречаюсь с трансгендерной девушкой.

Саму линию организовали несколько лет назад, и сперва это был полностью волонтёрский проект. К нему привлекали людей не только с психологическим образованием. В принципе, волонтёры могли быть представителями любой профессии, но обязательно проходили специальную подготовку. Это были сперва двухмесячные, а потом четырёхдневные курсы (я проходила такие), на которых учили, как оказывать помощь по телефону. Правда, предпочтение всё-таки отдавали студентам-психологам или уже практикующим специалистам.

Постепенно стало понятно, что такой тип работы не окупается: по сути, долгие и сложные семинары проводились для тех, кто выступал только первой линией распределения звонков. Люди, которые не были психологами, чаще всего перенаправляли человека на психологическую консультацию, вместо того чтобы сразу оказывать помощь. Летом 2015 года линия сменила формат и стала профессиональной. Одновременно с этим работа начала оплачиваться, но линия перестала быть круглосуточной. Теперь она открыта с 15:00 до 21:00, что очень жалко. Ведь часто кризисная ситуация возникает в неурочное время, и человеку просто некуда обратиться.

Когда-то у меня были ночные смены, и в это время звонки тоже поступали. Например, человек вышел из гей-клуба, на него напали и избили, ему страшно, он зажимается где-то в углу — и случайно у него есть контакт горячей линии. В этом случае психолог подскажет, что нужно делать. Но сначала нужно выяснить, насколько человек в опасности, нет ли у него серьёзных телесных повреждений. В кризисной ситуации можно растеряться и даже не сообразить, что следует вызвать скорую. Бывает, у человека ножевое ранение, а он вместо того, чтобы идти к врачу, звонит на телефон доверия. Если же физически собеседник не пострадал, нужно уговорить его перестать бояться, выйти из укрытия и пойти домой.

О троллях и провокаторах

Информация о горячей линии распространяется через интернет и ЛГБТ-мероприятия, которые устраивают разные некоммерческие организации. К сожалению, поскольку она доступна не только в узких кругах, о линии узнают люди, которым, наверное, и не стоило бы. Начинают звонить тролли, им интересно позлить оператора, рассказать, как они ненавидят ЛГБТ — но это обычные гомофобы. Есть ситуации более неприятные, когда звонят явные провокаторы. Это всякие организации вроде «Оккупай педофиляй». Они заставляют обращаться на линию детей (по голосу им лет 11–12) и выпытывать у оператора пути решения выдуманных проблем: «Я влюблён в одноклассника, встречаться с ним или нет? Целоваться или нет?» А рядом сидит взрослый, который подсказывает, что этим детям говорить. Понятно, что разговор записывается, и делается это специально, чтобы потом подать судебный иск против «Российской ЛГБТ-сети» за пропаганду гомосексуализма. Это очень топорная работа, очень уж грубо они всё делают. Но всегда остаётся внутреннее напряжение, страх, что в следующий раз они могут сработать тоньше.

К нам часто обращаются подростки, которые рассказывают о том, как их не принимают семьи, о своих отношениях со сверстниками. Это очень ранимые люди. Даже на обычном телефоне доверия с подростками работать тяжело, у них все эмоции обнажённые. Разговариваешь с ними — и ощущение, будто держишь в руках электрический провод, а он искрит. Конечно, таким людям нужен максимум понимания, максимум принятия и максимум доверия. Но ты постоянно держишь в голове мысль, что это может быть очередная провокация, что ты сейчас подставишь свою организацию, проект, себя, и завтра всех разгонят. Трудно найти средний путь — чтобы и не подставиться, и действительно поддержать человека, не сказав ему что-то, что его сильно ранит.

Все российские психологи находятся сейчас в трудной ситуации. Ведь с точки зрения медицины, психологии и этики гомосексуальность не является болезнью, и мы должны доносить до людей эту информацию. Мы должны говорить им, что с ними всё нормально, что они не больны, не совершают аморального поступка или преступления. Что если они кого-то любят, в этом нет ничего страшного, не нужно себя за это ненавидеть. Но в нашей стране, если мы говорим такие вещи, мы автоматически превращаемся в преступников, которые занимаются пропагандой. Хотя это просто факты.

Любовь двух мужчин все еще остается вызовом общественным устоям. Да, во многих странах мы можем заключать официальные браки. Но достаточно ли мы свободны для того, чтобы эмоционально открыться своему партнеру и, тем самым, стать уязвимыми?

Как психотерапевт, работающий с гей-парами в течение многих лет, я могу ответить: «Нет». Мы можем быть женаты, но остаемся мужчинами. Следовательно, для нас недопустимо быть мягкими, ранимыми, эмоционально зависимыми.

Когда я работаю с гетеросексуальными парами, то замечаю, что женщины, как правило, более открыто выражают свою потребность во внимании. И они же всегда готовы утешить и ободрить своего партнера!

Когда я работаю с гомосексуальными парами, то зачастую ни один из мужчин не знает, как установить эмоциональную связь со своим любимым.

Признайте: Вы эмоционально зависимы.

В нашей культуре величайшее преступление для мужчины — показать свою эмоциональную зависимость.

Если женщина производит впечатление эмоционально зависимой, люди улыбаются и говорят, что она мила и простодушна.

Однако если эмоционально зависимым кажется мужчина, говорят, что он — педик. Нормальные мужики так себя не ведут.

Но позвольте открыть вам секрет. И натуралы, и геи одинаково устали от необходимости всегда выглядеть независимыми и сильными. И те, и другие изо всех сил стараются излучать уверенность и решительность, но постоянные усилия истощают мужчин и оставляют с чувством одиночества.

«Эмоциональная зависимость» — это лозунг новой революции

Люди сотканы из потребностей. Ключевая из них — необходимость испытывать чувства привязанности, преданности, безопасности и связи с другими людьми. Эти нужды «встроены» в нас, так они глубоки.

Двухлетний малыш, у которого нет связи хотя бы с одним взрослым человеком, подвержен чрезвычайно высокому риску смерти. Это — факт. Мы рождаемся с потребностью в привязанности и преданности, которые необходимы нам для выживания.

Однако не говорите взрослому мужчине, вашему партнеру, что ему нужна эмоциональная привязанность. Во всяком случае, не говорите, если только не хотите испортить вечер.

Мужчины, давайте признаем, что мы эмоционально зависим от партнеров. Поразмышляйте над концепцией здоровой эмоциональной зависимости. Именно она служит основой для более глубокого взаимопонимания и взаимосвязи в любовных отношениях.

Существует и нездоровая эмоциональная зависимость. Иногда ее называют «со-зависимостью». Разумеется, мы должны научиться заботиться сами о себе, физически и эмоционально. Обретение собственной внутренней силы прекрасно.

И уж в обретении силы нас готовы поддержать и мужские журналы, и книги по бизнесу, и статьи из категории «как помочь самому себе», и даже реклама пива.

Но именно сейчас я хочу поддержать ту вашу часть, которая оставлена без внимания. Ту часть, которая хочет и отдавать, и получать нежность. Вас, которому нужны полные любви объятия близкого человека, но который не знает, как их добиться.

Создание атмосферы здоровой эмоциональной зависимости

Сможете ли вы и ваш любимый мужчина создать культуру отношений, пронизанную здоровой зависимостью друг от друга? Культуру, позволяющую каждому из вас быть сильным в один день, слабым — в другой?

Хватит ли у вас смелости и доверия, чтобы сказать своему супругу: «Сегодня ты нужен мне!», вместо того, чтобы погрузиться в плохое настроение и затеять ссору? Произнести такие слова — решительный, полезный и, если угодно, нравственный поступок.

Готовы ли вы услышать от своего партнера, что нужны ему, и не начать стыдить его за слабость?

Давайте все вместе избавимся от страха перед эмоциональной зависимостью в гей-отношениях. Я предлагаю назвать потребность в нежности, ласке и поддержке «человечностью». Мы — люди, и мы можем быть усталыми, испуганными, нам могут быть нужны объятия и поцелуи.

Если же вы относитесь к тем 50% гей-пар, которые выбрали открытые отношения, тем более будьте готовы к проявлениям эмоциональной зависимости.

Да, дорогие мужчины, берите пример с женщин. Они гораздо меньше нас боятся зависимости. И. что не удивительно, у них больше друзей, и они меньше подвержены болезням, вызываемым стрессами. Женщины дольше живут.

Парни, страх собственной слабости убивает нас. Позвольте себе признать свою эмоциональную зависимость, свои эмоциональные потребности, и живите долго.

Адам Д. Блюм, перевод Ирина Ясинова

Более подробно о моногамных и открытых гей-отношениях, о ревности и ссорах, а также о «мужчинах на грани нервного срыва» вы можете почитать здесь:

Гей-пары в «открытых» отношениях: как это работает

Гей-пара в моногамных отношениях: слагающие успеха

Отношения в гей-паре: Мужчины на грани нервного срыва, или как быть с истериками

Как обсуждать сложные вопросы в гей парах

Ревность в гей-паре: как победить «чудовище с зелеными глазами»

Ссоры по пустякам: что происходит на самом деле

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх