Dr. Born

Чем безупречнее человек снаружи, тем больше демонов у него внутри © Зигмунд Фрейд

Почему мальчики бьют девочек

strravaganza

Мы слышим это с детства — «Ты мальчик, как ты посмел её ударить, она же девочка!». Нет более идиотского правила, чем это. На самом деле девочек бить можно и нужно. Поговорка о двукратной разнице в стоимости «битого и небитого» относится к девочкам с поправкой — за одну битую НЕбитых дают не две, а четыре.
Сначала стоит разобраться — а почему собственно женщин бить нельзя? Очевидно, причиной отрицательного отношения к насилию над женщиной со стороны мужчины является существенная разница в физических параметрах — среднестатистический взрослый мужчина практически всегда гораздо сильнее среднестатистической взрослой женщины, а принятая в цивилизованном обществе практика осуждения силовой конфронтации с заведомо более слабым противником приводит к тому, что нападение мужчины на женщину всегда получает негативную оценку. На мой взгляд, тут всё логично, и глупо с этим спорить.
Но минуточку, а какое это имеет отношение к детям? Вообще-то как минимум до тринадцати лет мальчики и девочки имеют совершенно одинаковые физические параметры. Так откуда же берётся строжайшее табу на физическое противостояние? На мой взгляд, всё очень просто — запрет на драки между разнополыми детьми изобретён и закреплён в общественном сознании мамами девочек. Обожая своё малолетнее чадо, и желая защитить его от опасностей внешнего мира, молодые мамы, инфицированные идеей особого положения женщины в обществе, требуют особого отношения к своим дочерям. И с целью исключения сверстников противоположного пола из списка потенциальных угроз, мамочки требуют от мальчиков соблюдения правил, под действие которых девочки не подпадают просто в силу возраста.
В результате мы получаем элементарное проституирование общественными нормами поведения, когда одна социальная группа, сформированная по половому признаку, не имея никаких физических недостатков, тем не менее декларирует себя «слабой» частью общества, заявляя о неприменимости к себе любых мер физического воздействия со стороны ровесников.
Следствием данной практики является наличие у подавляющего большинства девочек неисправимого дефекта поведения.
Никто не станет отрицать того, что основой и краеугольным камнем воспитания служит осознание ребёнком последствий собственных действий, которое доносится до его понимания адекватным поощрением за хорошие поступки, и соразмерным наказанием за провинности. Но свобода от ответственности, основанная на половой принадлежности, неизбежно приводит к моральному растлению той части социума, которая в случаях столкновения с противоположным полом оказывается неподсудна. В результате мы даём в руки девочек инструмент, который крайне редко используется во благо, и гораздо чаще служит личным корыстным целям — укреплению своей позиции в среде общения, или получению прямой выгоды. Таким образом, рано или поздно, ощущение собственной безнаказанности в конфликтах с мальчиками формирует в девочке завышенное самомнение и потребительскую модель поведения.
В дальнейшем ситуация только ухудшается, потому что с наступлением полового созревания девочка получает в межгендерном противостоянии ещё один, совершенно беспрецедентный аргумент и инструмент воздействия. Сразу оговорюсь — большой ошибкой было бы предполагать, что речь идёт о том аргументе, который располагается между её ушами, местонахождение обсуждаемого инструмента пусть и локализовано между двумя парными органами, но весьма далеко от головы. Отмечая специфическое внимание противоположного пола, и осознав возникновение дополнительных бенефиций от своей гендерной принадлежности, девушка укрепляется в осознании своего особого места в социуме. Результат закономерно трагичен и печален — ей совершенно непонятна практика равного партнёрства, она уверена с своём превосходстве и абсолютной защищённости.
Но все хрустальные за́мки имеют свойство разбиваться на мелкие осколки, и дворец женской богоизбранности не исключение.
Чрезвычайно показательны случаи, когда некая тупая пизда, с детства уверенная в собственной неприкосновенности, вдруг бросается в драку с мужчиной, который или по причине стрессового состояния, или в силу алкогольного опьянения, (а чаще и того и другого), оказывается временно свободен от принятых в обществе норм поведения. Она с воодушевлением налетает на него, пытаясь расцарапать ему лицо, и вдруг — о чудо! — выхватывает в ебало. Мелькнув растрёпанным патлами, курица садится на жопу, и выражает лицом крайнюю степень изумления. Ведь ей же с детства говорили, что девочек бить нельзя, а тут вдруг такой кунштюк! Её картина мира разрушена, шаблон порван в клочки, небеса рухнули на землю. Не знаю как кому, а мне видеть такое всегда очень смешно.
Также, в процессе построения семейных отношений, практикуемая в нашем обществе девочковая неприкосновенность приводит к появлению хорошо известного подвида «жена, нарывающаяся на пиздюли».
Дело в том, что болезненные тумаки, получаемые от других детей, жизненно необходимы каждому ребёнку. Ведь именно в процессе их получения происходит формирование взрослой личности, имеющей ясное ощущение берегов, и чёткие поведенческие рамки. А недополученные в детстве побои оставляют двойственность трактовок межполовых связей, и зияющую брешь, остро нуждающуюся в заполнении. Подсознательная тяга к опиздюливанию делает такую женщину зачинщицей семейных скандалов, неизбежно заканчивающихся избиением. И в очередной раз получив в морду от мужа или сожителя, она плачет от боли, искренне не понимая, что именно толкнуло её спровоцировать мужчину на рукоприкладство. А ведь всё настолько просто и очевидно, что даже смешно!
Стоило всего-навсего в её детстве какому-нибудь мальчику, сверстнику и партнёру по играм, хорошенько накостылять ей по шее, как она извлекла бы из этого ценный урок, и через время прекрасно научилась бы выстраивать отношения с противоположным полом без инфантильной уверенности в том, что раз она девочка, то она «в домике».
Но тот самый мальчик в тот далёкий день, в ответ на её хамское поведение, опасаясь наказания от взрослых, уступил ей, чем заронил в неокрепшую душу будущей женщины первый росток извращённого поведенческого паттерна «Мне всё можно, я девачка!». В дальнейшем она подсознательно переносит данную схему межличностных отношений в свою семейную жизнь, что непременно приводит к возникновению противодействия со стороны мужа, отказывающегося принимать подчинённую роль. На что жена, чувствуя себя априори защищённой от любой физической агрессии, продолжает настаивать и скандалить, зачастую с применением травмирующих мужское самоуважение приёмов, и рано или поздно закономерным финалом становится то, что ей в лицевую кость прилетает неожиданный хук слева. В народе для этого случая давно уже существует прекрасное фольклорное выражение: «Если уже третий подряд муж бьёт морду, то виноват не муж, а морда!»
А ведь всего лишь одна хорошая взбучка от соседского мальчишки помогла бы ей много лет наслаждаться безоблачным семейным счастьем…

Так что если ты видишь, как мальчик бьёт девочку — не мешай ему, для неё это крайне полезно.

P.S. Разумеется, все вышеизложенные тезисы описывали только тех самок человека, которые в силу отсутствия мозгов не в состоянии разумно построить свои отношения с мужчинами. К тем девочкам, которым повезло родиться умненькими, всё это не относится, они хороши, самодостаточны, и мы всегда готовы целовать их в уютные ладошки, и таскать к их ногам охапки цветов.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх