Dr. Born

Чем безупречнее человек снаружи, тем больше демонов у него внутри © Зигмунд Фрейд

Меня бьют родители

Состав преступления

Статья №119 УК РФ гласит, что угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью в устной, письменной или электронной форме, а также если она вытекает из действий – является преступлением и влечет за собой уголовную ответственность. Однако, не все сказанное можно расценивать как угрозу. Привлечь к ответственности злоумышленника получится только в том случае, если:

  1. была угроза убийством или причинением тяжкого вреда (изуродовать лицо, сломать кости и т.п.);
  2. угроза была реальной и воспринималась как реальная опасность.

Смотрите видео о рекомендациях по статье 119 УК РФ:

Реальность угрозы убийством или причинением тяжкого вреда

Главный признак реальности угрозы – наличие пострадавшим опасений ее исполнения. Только тогда случившееся будет считаться уголовно наказуемым преступлением. Пустые угрозы, сказанные сгоряча и не принятые никем всерьез таковыми являться не будут. На практике, разобраться в том, была ли угроза реальной или нет бывает не просто.

Ко вниманию принимается:

  1. форма выражения;
  2. характер сказанного;
  3. место и обстоятельства;
  4. предшествующие взаимоотношения;
  5. личность злоумышленника.

Уголовное право подразделяет угрозу на:

  • объективную – которую можно реализовать в данный момент;
  • субъективную – рассчитанную на психологическое воздействие, но принятую потерпевшим как реальную.

ВАЖНО! Даже если злоумышленник не планировал притворить слова в действия, состав преступления уже присутствует на этапе угрозы.

Пример №1. В процессе распития алкогольных напитков в ресторане двое мужчин вступили в конфликт. Один из них достал из кармана пистолет и начал угрожать другому убийством, направляя на него оружие. Потерпевший не сомневался в намерениях приятеля лишить его жизни. Свидетелем происшествия были супруги обоих мужчин и персонал заведения. В этом случае состав преступления присутствует.

Пример №2. Политический активист получил сообщение в социальной сети, в котором комментатор высказывает свое недовольство его деятельностью и предлагает ввести смертную казнь для борьбы с таких как он. Угроза не может быть признана как реальная, состав преступления отсутствует.

Куда обращаться и как действовать?

В полицию

Неважно от кого поступают угрозы, первым делом надо написать заявление в полицию. При обращении пострадавшему предоставят бланк заявления и образец. Заявление пишется следующим образом:

  1. В шапке указываются данные обратившегося и кому адресован документ.
  2. В тексте заявления подробно описывается сложившаяся ситуация и информация о преступнике, если она имеется. В случае, когда злоумышленник хорошо известен пострадавшему, указывается его домашний адрес, место работы и номер телефона.
  3. Внизу документа ставится дата обращения и подпись.

ВАЖНО! Заявление обязательно подписывается пострадавшим – анонимные жалобы не рассматриваются.

Канцелярия фиксирует подачу заявления, после чего оно будет рассмотрено сотрудником полиции. Если состав преступления признают, с потерпевшим свяжутся и предложат варианты дальнейшего развития событий.

Если от сотрудника поступил отказ о принятии заявление можно пожаловаться в районную прокуратуру. Сделать это можно лично посетив учреждение или позвонив по горячей линии. В полиции необходимо требовать заявление об отказе в письменной форме, которое потом можно будет обжаловать.

Угрозы жильцов из соседних квартир могут закончиться не только скандалом на лестничной клетке. Как себя вести и куда обращаться, если соседи угрожают расправой и что делать если вас запугивают? Об этом и не только читайте на нашем интернет-портале.

Досудебное урегулирование

119 статья уголовного кодекса несет за собой серьезные санкции. Однако, не всегда возникает необходимость доводить дело до суда, иногда можно договориться с обидчиком без привлечения представителей власти.

Если в адрес человека от одного и того же лица поступают угрозы надо непременно обратиться в полицию. Как показывает практика, предупреждение злоумышленника способно оказать отрезвляющий эффект. Вполне возможно, что после разговора с участковым и разъяснения предполагаемой уголовной ответственности обидчик поймет, что ему не удастся оставаться безнаказанным и изменит поведение.

Помочь предотвратить преступление и выйти из острой кризисной ситуации помогут телефоны доверия:

  • (495) 250-9810 или 254-78-81 – телефон доверия ГУВД г. Москва.
  • 8-495-473-63-41 – национальный центр по предотвращению насилия «Анна». Консультанты окажут психологическую помощь женщинам, испытывающим на себе угрозы и словесные оскорбления.
  • 8-800-2000-122 – общероссийский детский телефон доверия.

Судебное урегулирование

После того, как написано заявление в полицию, следователь возбуждает уголовное дело, о чем выносится соответствующее постановление. Далее идет сыскная работа и после этого дело передается в суд. Ответчика и истца вызывают на слушание. Потерпевший должен представить доказательства и привести свидетелей, обвиняемый тоже может попытаться доказать свою невиновность.

ВНИМАНИЕ! Если в полиции отказываются возбуждать уголовное дело, а угрозы продолжают сыпаться на пострадавшего, следует обратиться в прокуратуру.

Как доказать наличие угрозы?

Довести дело до суда без предоставления доказательств не получится. Об их сборе можно позаботиться заранее либо, вспомнив обстоятельства и детали происшествия, понять, что может выступить в необходимой роли.

Что можно использовать в качестве доказательств?

В качестве доказательств угрозы можно использовать:

  • Свидетельские показания. Если угроза прозвучала в людном месте, следует записать контактные данные присутствующих при этом людей. При дальнейшем разбирательстве они могут выступить в суде на стороне потерпевшего.
  • Аудио и видеозапись. Фиксация угрозы может быть сделана как на диктофон в мобильном телефоне, так и на общественные камеры видеонаблюдения.
  • Смс-сообщение или электронное письмо. Если угрозы поступают в виде сообщений на телефон или компьютер, следует сделать принтскрин экрана в качестве доказательства (о том, как быть, если поступают угрозы по телефону, можно узнать ).
  • Телефонная запись разговора – сделать ее можно с помощью специального приложения на смартфон.

Как быть, если нет свидетелей?

Угроза убийством или нанесением тяжкого вреда почти всегда совершается без свидетелей. Злоумышленник запугивает жертву наедине (о том, что такое запугивание и какое наказание за него предусмотрено, читайте ). В таком случае основным доказательством случившегося будут показания потерпевшего. Другие способы доказать наличие угрозы без свидетелей:

  • фиксация – стоит попытаться сделать аудио или видео запись;
  • негативная характеристика на преступника – берется с работы или места жительства;
  • побои – совместно с угрозой могут стать причиной возбуждения уголовного дела по более тяжкой статье «покушение на убийство».

Если угрозы в адрес жертвы поступают неоднократно, стоит попытаться собрать доказательства, заранее установив средство записи или договорившись с возможным свидетелем.

Особенности в отдельных случаях

Недопустимое поведение коллекторов

Коллекторское агентство – это обычная коммерческая организация и прав угрожать человеку они не имеют (в общем-то никто не имеет на это прав). Однако, у них есть право требования долга. При необходимости коллекторы могут напоминать о его наличии и быть инициаторами передачи дела в суд. На этом их права ограничиваются.

Иногда коллекторы перегибают палку и начинают угрожать. В таком случае надо обязательно зафиксировать факт угрозы и написать заявление в полицию. Если коллекторы пришли по месту прописки должника и звонят в двери, то надо незамедлительно вызвать наряд полиции. Конечно, реальной угрозы тут нет (если к вашему горлу не приставляли нож), так что кроме как припугнуть коллекторов – вы ничего сделать не сможете.

СПРАВКА! Потерпевший может оформить запрет на передачу дела коллекторам и подать в суд на агентство.

Если запугивают детей

Дети неохотно рассказывают, что стали жертвой агрессии. На такой случай следует научить ребенка правильно себя вести. Если угрожают, надо:

  • не провоцировать обидчика;
  • не оставаться с ним наедине;
  • сразу же рассказать о случившемся кому-нибудь из взрослых;
  • позвонить родителям.

Остальное по старому – если угроза реальная – пишем заявление в полицию.

Муж грозится избить или убить

Угроза не должна становиться нормой в отношении супруги. Если женщина всерьез опасается за свою жизнь, то ей не следует терпеть такое отношение – надо немедленно обратиться за помощью к друзьям или родственникам. Если угрозы поступают регулярно, следует задуматься о разводе. Когда угрожает бывший муж, добиться запрета на приближение к месту проживания и на общение с детьми можно через суд.

Тут так же, как и выше – собираем доказательства, пишем заявление в полицию.

Больше о том, что делать женщине, если муж угрожает физической расправой, читайте в этой статье.

Запугивают в соцсетях или в интернете

Угроза в интернете, если она реальная, также является уголовно наказуемой. Для ее фиксации не надо предпринимать сложных действий – все уже итак хранится в памяти компьютера.

Однако, потерпевшему далеко не всегда удается доказать реальность угрозы, а полиция с неохотой рассматривает такие дела и тем более дает им ход в суде, поэтому, перед подачей заявления, следует собрать достаточно исчерпывающих доказательств.

Не забудьте скриншоты переписок заверить у нотариуса – и если угроза была реальная (злоумышленник писал, что знает где вы живете, приводил реальные примеры этого знаний (к примеру, в каком часу вы каждый день возвращаетесь с работы домой)) пишем заявление в полицию и все остальное по алгоритму выше.

В России тяжело добиться реального наказания для того, кто осуществляет угрозы, но не претворяет их в жизнь. К этому надо быть готовым и не опускать руки после первого отказа о возбуждении дела. Помочь может обращение в прокуратуру, тщательный сбор доказательств и привлечение на свою сторону свидетелей. Неважно от кого поступают угрозы, от близкого человека или незнакомца – терпеть такое отношение недопустимо.

Смотрите видео на тему, что делать, если вам угрожают:

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

В очередной раз рассказывая эту историю своим друзьям, подумал что она достойна Пикабу! Сильно не топите, первый пост )

На 3-4 курсе универа я подрабатывал в такси, работал «официально», через программку на телефоне. Из средств защиты у меня было ровно ни-че-го. Сам я представлял из себя типичного компьютерного задрота т.к. учился на программиста. В программке такси была кнопка «sos», если ее нажать, тебе звонит диспетчер и если трубку не берешь, то по твоим последним координатам gps высылают наряд полиции (но это не точно ))).

Одной очень теплой летней ночью я как обычно пытался заработать на гулянки и красивую жизнь. Я уже собирался ехать домой, как мне прилетел заказ к отделению полиции «по факту». По факту означает без конечного адреса и стоимости поездки. Такие заказы никто не любит, можешь уехать хер знает куда или ездить по кучи адресов… отвлекся. Я подумал, почему-то, что какого-нибудь сотрудника повозиться надо. Но нет, в машину, на заднее сиденье, сел парень в спортивном костюме «три полоски», красной кепке и с черной сумкой. На вопрос: «Куда ехать ?», получил ответ: «Поехали, покажу». Заехали в какой-то двор и кент в костюмчике сказал встать так, что бы весь двор просматривался и можно было быстро уехать, а сам начал собирать металлическую дубинку состоящую из нескольких частей. Я припарковавшись, как он просил, развернулся к нему, наблюдать процесс сборки оружия, которым, наверное, меня сейчас будут бить. Пассажир мне сказал: «Чё так смотришь, как-будто у тебя средств защиты нет?». Я ответил уверенным голосом: «Пфффф конечно есть…», а сам думал: «Как валить отсюда блять ? Кому звонить? Че делать ? аааааа».

Три полоски вышел из машины и пошел шарить по двору, потом пытался дозвонится-достучаться в квартиру, где его послали куда подальше. Я хотел свалить, но понял, что его сумка лежит на заднем сиденье и хер бы его знал какое там содержимое. История повторилась в нескольких дворах и пока мы катались, он поведал мне свою историю.

Он боксер, тренируется для боёв в клетке (ММА, М2 или как они, я в этом null), а зарабатывает тем, что оказывает физическую поддержку крупным барыгам наркотой. Был он с очередным барыгой и ещё какими-то людьми на хате и там началась перестрелка, он хватанул сумку барыги, из-за содержимого которой и началась стрельба, и свалил через окно. На шум приехали менты и начали выцеплять всех подозрительных личностей и в т.ч. и моего пассажира забрали до установления личности, но потом отпустили и даже вызвали ему такси т.к. телефон его разрядился. Что лежит в сумке он не знает и знать не хочет. Теперь он ищет где схораниться, так как дома его явно ждут. Найти где ему залечь на дно не получилось и он решил заночевать в ментовке. Сказал, что стекло им разобьёт, что бы его в обезьянник посадили. И вот тут надо было брать деньги и валить, нооооо.

Я решил постоять, покурить и успокоится и пока отдыхал, этот кент появился из темноты и попросил последнюю услугу: что бы я позвонил какой-то телке, объяснил всю ситуацию. И мы поехали ждать эту бабу. Стояли в очередном дворе с выключеным светом, откинули сиденья и спрятались за мусорными баками. Защитник барыг стал заливать мне за криминал в нашем районе, я его послал куда подальше со словами: «Меньше знаю — крепче сплю». Минут через 10-15 во двор заехали другое такси и мой телефон зазвонил, там женский голос сообщил: «А вот и мы». Моргнули фары недавно появившейся такси и я моргнул, подъехал поближе к ней. Из машины вышла баба ростом метр пятьдесят, не больше, с большим плюшевым медведем в руках, размером с нее же. Следом за ней, из-за другой двери появился амбал 2 на 2 метра с спортивной сумкой и в куртке — олимпийки начала 90х годов. Девка с медведем подошла ко мне и сказала: «Ойййй какой молоденький, на тебе 300 рублей за работу и езжай отсюда, сегодня на районе взрослые дяди серьезные дела решают». Я кивнул и в этот раз точно уже дал по газам в сторону дома, взял бутылку пива и долго думал: «Что за хуйня была ? Почему я сразу не ливанул ? Сука, почему мне совсем не было страшно ? Может хоть баллончик купить в машину бросить ?» и с верой, что приключение это круто пошел спать )

p.s. баллончик так и не купил, по романтики таксовки скучаю, истории ~ 4 года.

>Почему родители избивают своих детей

Агрессия — это нормально, утверждает психолог

Дети часто становятся жертвами преступлений и агрессии со стороны взрослых. К сожалению, это нередко приводит к трагедиям. Иногда агрессорами становятся самые близкие для ребенка люди — мамы и папы. В августе 2017 года 19-летняя жительница села Грязнушки забила до смерти своего 4-летнего сына. В том же месяце от рук приемной матери в Новобурейском погиб шестилетний мальчик. Летом 2016 года в Белогорске пьяный отец убил свою двухлетнюю дочь.

Почему дети — самые слабые и беззащитные — становятся жертвами чудовищных преступлений, почему родители бьют своих же малышей, мы поговорили с Юлианой Канунниковой, кризисным и семейным психологом.

В рамках нормы

По уголовным делам, находившимся в производстве следователей следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Амурской области, несовершеннолетние были признаны потерпевшими:

— 2016 год — 237 человек;

— 2017 год — 184 человек;

— 2018 год — 138 человек.

Данные СУ СК РФ по Амурской области.

— Почему же все-таки родители бьют детей? Ведь это свое, родное дитя. Как может подняться рука?

— Агрессия — это обычно физическое выражение гнева. Как правило, родители, избивающие детей, это родители, которые не справляются со своим гневом. Физическое насилие — это свидетельство родительской беспомощности. Хотя бывают разные варианты. Например, родитель срывается, так сказать, разово. Когда он пытается свой гнев удерживать, и потом наступает момент, когда он сдерживаться не в состоянии и начинает применять физическую силу. Это одна сторона. Вторая сторона бывает, когда у родителя смазаны рамки нормы, рамки дозволенного — для него применение физического насилия является нормой. Это бывает следствием того, что к нему самому применялось физическое насилие. То есть его избивали — и это было нормой. Это замкнутый круг: если родитель бьет ребенка, ребенок вырастает в осознании, что это — норма. И впоследствии он так же может бить своего ребенка.

Комплекс жертвы

— Такие дела, когда один из родителей систематически избивает своего отпрыска, а то и всю семью, часто вызывают недоумение — а почему второй родитель терпел?

— Это опять-таки смещенные границы нормы. Вроде бы мы все умом понимаем, что бить нельзя, бить нехорошо. Но если норма смещена — это не кажется уже чем-то таким ужасным. Очень часто жертва даже оправдывает агрессора — «ну, может, я сама виновата», или ребенок может говорить: «Я сам виноват». Если, например, мужчина избивает жену и детей, женщина начинает его оправдывать: «Мы же сами виноваты, мы же его достали, мы ему мешали». Это опять-таки история про то, что смазаны границы допустимого. Насилие — это всегда проявление власти. Жертва всегда беспомощна, у нее нет никаких вариантов к сопротивлению, чтобы избежать насилия. И, собственно говоря, агрессор пользуется именно этим. Здесь нет какого-то получения удовольствия от процесса избиения. Это упоение властью.

Порочный круг

— Не может же такого быть, что избиения проходят бесследно для детской психики?

— Это порочный замкнутый круг. Если ребенок подвергался насилию в любой форме, у него происходит смазывание границ нормы. Ребенок до семи лет воспринимает мир некритично. Все, что с ним происходит, является для него нормой. Если норма для него, что самый близкий человек, значимый взрослый, тот человек, который призван его защищать, заботиться, проявляет агрессию, избивает — то для ребенка это становится нормой. Такой ребенок, вырастая, занимает позицию такого же агрессора. Он проявляет эту самую жестокость к другим: к сверстникам, к супругу в будущем, к своим детям.

Либо он становится жертвой — он становится тем, кого всегда будут бить. Если для него нормально, что его бьют, то он будет вызывать у других людей своим поведением, своими действиями, агрессию. Очень часто дети, изъятые из семей, пережившие жестокое обращение, физическое насилие, попадая в нормальную среду, к нормальным родителям, начинают, как говорится, «выпрашивать». Он провоцирует родителей на применение силы. Такой ребенок может даже вслух сказать — «ты меня не любишь, потому что ты меня не бьешь». Если ребенок продолжает быть в той среде, где его избивают, — он может также периодически провоцировать родителя на проявление физической силы, проявление агрессии. Это для него подтверждение — «меня бьют — значит, я существую». И разорвать этот круг просто так практически невозможно. Здесь глубокое изменение внутренних норм у человека. Когда спрашиваешь у таких детей, «что ты будешь делать, если тебя будут бить?», то они часто отвечают — «убегать», «ничего», «бить в ответ». То есть вариантов какого-то конструктивного решения вопроса у такого ребенка не существует.

Было ли лучше раньше?

Число несовершеннолетних, пострадавших от преступных посягательств со стороны близких, членов семей:

— 2016 год — 9;

— 2017 год — 23;

— 2018 год — 29.

Данные СУ СК РФ по Амурской области.

— Кажется, что случаев, когда дети становятся жертвами агрессии, становится все больше. Было ли общество в прежние годы менее агрессивным?

— Если брать «среднюю температуру по больнице», то, скорее, нет. Сейчас много говорится о насилии, о недопустимости наказания детей. Если говорить культурально, то лет 100-200 назад физические наказания еще были абсолютной нормой, причем не только в отношении детей, а в принципе. Сейчас общество, наоборот, пытается уйти от агрессии,

Но здесь есть трудность, почему и бывают такие большие серьезные срывы, когда родители забивают детей до смерти. Это происходит как раз потому, что мы культурально уходим от насилия, уходим от нормы физических наказаний. Но никто не учит адекватно справляться с агрессией. Например, когда в частной консультации родитель говорит: «я бью своего ребенка», то, как правило, это родитель, который не хотел бы этого делать. Но он не умеет по-другому. Он неспособен контролироваться свой гнев, неспособен адекватно его выражать. Он пытается зажимать, терпеть этот гнев, но наступает момент переполнения и момент неконтролируемой агрессии. В этом смысле именно неконтролируемой агрессии становится очень много в нашем обществе.

Гнев — это нормально

— Но что же с этим можно сделать? Терпеть гнев — нельзя, но ведь и бить ребенка — это неправильно?

— У нас принято говорить, что злость — это плохое чувство, и нужно куда-то ее зажимать, прятать и никак не демонстрировать. Но гнев — нормален, злиться — нормально. Мы злимся друг на друга, на детей, на партнеров, на друзей. Должно быть адекватное выражение гнева. А самое адекватное выражение гнева — говорить о нем. Говорить: «я злюсь, мне не нравится вот это и вот это, меня ранит вот это, я обижаюсь вот на это». И уже проговаривание этого гнева, легализация его разгружает ситуацию. Дает возможность другому человеку, в том числе и ребенку, отреагировать. И самому человеку, сдерживающему свою агрессию, это помогает как-то выдохнуть. Если же не помогает проговаривание, есть другие легальные способы выражения агрессии: побить подушки, покидать какие-нибудь вещи, которые не жалко, даже побить посуду в некоторых случаях дает очень хорошую разрядку.

Но, конечно, лучше всего — не накапливать агрессию, чтобы не нужно было ее потом разгружать.

На заметку

Родители бьют – значит любят бить: реальные истории о семейном насилии

Экология жизни.В нашем детстве признаться друзьям в том, что тебя бьют родители было ужасно стыдно, страшно и вообще некомильфо. Тем не менее, у каждого второго нынешнего взрослого есть истории о семейном насилии.

В нашем детстве признаться друзьям в том, что тебя бьют родители было ужасно стыдно, страшно и вообще некомильфо. Тем не менее, у каждого второго нынешнего взрослого есть истории о семейном насилии.

В детстве меня бил отчим. Мама могла шлепнуть, но так, под влиянием момента, а вот отчим бил ремнем, широким, толстым, кожаным, хорошо без пряжки. Достаться могло за все, что угодно: опоздала домой с гуляния на 5 минут, ему показалось, что я повысила голос в ссоре или неуважительно отнеслась к его матери.

Самое обидное в этом было то, что мама никогда-никогда не вставала на мою защиту, хотя, по факту, руку на меня поднимал совершенно посторонний человек, они были даже не женаты. Она же предпочитала отсиживаться в другой комнате или на кухне, а потом делать вид, как будто ничего не произошло, никогда меня не жалела и не поддерживала.

Я до сих пор не могу ей этого простить. И при этом не выношу физического насилия: дважды мои романы заканчивались, когда человек поднимал на меня руку. Для меня это табу. И в отношении детей тем более – слишком хорошо помню это чувство бессилия, абсолютной беззащитности и жгучей обиды на взрослых.

Моего мужа родители воспитывали в строгости: за малейшую провинность наказывали либо физически, либо начинали “играть в молчанку”» – прекращали с ним разговаривать на неопределенный срок. К сожалению, сейчас, когда у нас появились собственные дети, он полностью следует этой модели воспитания и требует от нашей пятилетней дочери тотального подчинения и послушания, как в армии или, я не знаю, тюрьме.

Чуть что не так – ругань и наказания. Я, естественно, вступаюсь за дочь, и получаю тоже по полной: ребенка воспитала плохо, не мать, а говно на палке. При этом довести дочь до слез для него – дело двух минут, иногда он прямо специально ее троллит, как будто ему это доставляет удовольствие. Литературу специальную по воспитанию читать не хочет, считает, что сам все прекрасно знает.

Меня в детстве наказывали так: знаешь, что виновата? Неси ремень, снимай штаны, ложись на диван. Причем лет до 12-13. То есть тотальное унижение и демонстрация власти со стороны отца. Я очень тяжело все это переживала, много работала с психологом, чтобы отпустить все это дерьмо.

У меня даже в сексе были проблемы: я как будто невольно проводила параллель между доминированием при наказании и доминированием мужчины в постели и зажималась страшно. Но вроде удалось преодолеть эту травму. Сама я человек страшно раздражительный, но детей своих не бью ни при каких обстоятельствах. Скорее отдубашу диван или еще какую мебель, но детей – никогда.

В детстве меня били регулярно и очень качественно. Но чувства унижения или обиды я вообще не помню – для наказания всегда была веская причина. Мой отец считал (наверное), что какие-то вещи и прописные истины до нас с братом иначе донести никак нельзя, кроме как физически воздействуя. Никакой жалости к себе я не испытываю, у меня было прекрасное детство и битье – это просто его часть. Моего папу точно также в детстве била его мама – моя бабушка, которую я обожала, она была милейшим и добрейшим человеком. Но, видимо, что-то действительно в ребенка проще вбить, чем сто раз объяснять.

Я многократно и сильно битая матерью, помню очень хорошо страх, унижение, беспомощность. Мне даже читать больно такие вопросы и спокойные размышления людей о том, в каких случаях это оправдано.

Для меня применение физического наказания к собственным детям абсолютно неприемлемо как раз потому, что я на собственном опыте знаю, как это – быть отшлепанным ребенком. Конечно, бывают ситуации, когда я выхожу из себя и вообще не знаю, что делать, бессилие захлестывает. В такие моменты я стараюсь отойти от ребенка подальше, продышаться, умыться холодной водой, максимально успокоиться.

Я была самым нелюбимым из детей, меня били постоянно, били при друзьях моих старших брата и сестры, что приводило подростков в ужас. Они даже иногда меня укрывали у себя в гостях, пока мама не уйдет на работу, если у неё была ночная смена. То есть меня об пол и стены швыряли, били тяжёлыми предметами и разбивали их об голову. Один раз в запале мать полоснула меня по руке ножом, а один раз швырнула в меня инструменты и до кости порезала ногу грязной лопатой. Все это ужасно воспалилось, надо было вскрывать и чистить рану, в больницу меня, естественно, никто не водил. Просто я сама бритвой вскрывала, промывала кипяченой водой без ничего. Мне было лет 8. В 17 ушла из дома, и до сих пор у меня аж до судорог реакция на резкие движения на краю видимости или если кто-то быстро руку поднимает. Притом моя мать не была невменяемой, алкоголичкой или наркоманкой: я спрашивала о впечатлениях (уже когда выросла) парней, которые меня укрывали (могли и совратить пользуясь случаем, но мне везло на хороших людей), и они говорили – нет, она же при взрослых сразу самая мировая мама. Почему-то детей она не стеснялась. Когда я сама однажды в запале толкнула свою маленькую дочь так, что она споткнулась и растянулась на земле, я пришла в куда больший ужас, чем она. Я не приняла насилие как норму, как это делают многие битые родители, я нахожу его отвратительным, хотя по попе мелкую шлёпала иногда, но это было скорее симиволическое действие. Когда её родной отец ударил по-настоящему и несколько раз по попе, типа выпорол, мы сильно поругались.

Когда я была маленькой, меня сильно отшлепали пару раз в критических ситуациях, но чаще мне устраивали многодневные бойкоты, оскорбляли и унижали словами, приписывали мне мысли и слова, которых у меня не было. Короче говоря, издевались морально. И самое обидное – за эти издевательства никогда не извинялись, а вот за шлепки просили прощения. Как по мне – лучше бы били и извинялись, чем вот эти жуткие нефизические воздействия.

Меня били постоянно, всем, что под руку могло подвернуться за что угодно. Например, однажды отхлестали мокрым полотенцем до черных синяков, потому что я слишком громко говорила по телефону, мне было 7 лет. Результат – успех по жизни назло родителям. Их ненавижу, мы не общаемся и даже не созваниваемся. Не могу им этого простить. Своих детей пока нет.

Меня били в детстве. И мама, и папа. Одни раз отец жестоко избил меня за то, что я в игре толкнула брата, а он сильно ударился спиной о ребро кровати. Брат начал орать как резаный, отец испугался, что у него повредился позвоночник, и начал меня бить деревянной линейкой 60-сантиметровой. Бил по всему телу минут 15. Я уже просто не могла ни плакать, ни кричать.

Мама молчала. Потом пошла к соседке и жаловалась там ей, как же можно было так бить ребенка. А почему тогда не заступилась? Я даже не представляю себе, чтобы я позволила мужу так жестоко бить своего ребенка.

Сама мама тоже прикладывалась. Могла бить меня чем попало. Не понравилось ей, что я свою грязную обувь (тапочки) поставила на чистый пол. Она взяла эти тапочки и стала бить меня ими, грязными, по голове. В общем, веселое у меня было детство. Отразилось ли это на мне? Возможно, что отразилось.

У меня есть постоянное чувство вины, я привыкла к самоуничижению. Грызу ногти с детства, есть еще одна дебильная привычка из той же оперы – психологи говорят, что человек, имеющие такие привычки, грызет, то есть ест себя. Хотя я не уверена, что причина – в побоях. Может, в чем-нибудь другом.

Мне отец в школе неоднократно говаривал, что мое место – в школе умственно отсталых, а не переводят меня туда только потому, что он-де со мной уроки делал. А если он прекратит со мной, дурой такой, ежевечерне заниматься, то меня переведут в школу у/о.

Однако я школу закончила почти без троек и поступила в весьма престижный институт. Пусть со второй попытки, но поступила. Сама, без всяких блатов. В дальнейшем сама уехала в Израиль в гордом одиночестве и тут всего добилась сама. Мама, помню, по телефону вопила: “Тебе же трудно одной в Израиле, возвращайся к нам”. Я сказала НЕТ!

Пусть лучше меня здесь палестинская бомба разорвет. Моя сестра, вроде, простила родителей, а я – до сих пор не могу! Пусть пожинают то, что посеяли, я и без них справлюсь. Их черствость, грубость, нежелание понять, войти в положение я им сейчас возвращаю с процентами. И мне плевать на них, также как и им было на меня наплевать лет 20-25 назад: вся молодежь гуляет, а я, рискуя попасть под машину, мчусь домой в надежде успеть к “контрольному сроку” дабы не огрести подзатыльников и ругани.

Теперь я им мщу своим равнодушием и получаю неимоверное удовольствие. Я ведь дала себе слово, что отльются им мои слезы – вот и пускай отливаются. Поделом.опубликовано econet.ru

Истории собрала Екатерина Кузьмина

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх