Dr. Born

Чем безупречнее человек снаружи, тем больше демонов у него внутри © Зигмунд Фрейд

Мать вампир, что делать?

Как усмирить маму-«вампира»

Недавно в наш московский клуб «КРОСС» на занятие по сценариям жизни пришла женщина лет сорока — владелица собственного рекламного агентства. Проблему Елена, так она представилась, озвучила следующую. Рассказала о том, что хочет роста своего бизнеса. О том, что чётко видит и понимает, что и как нужно сделать, чтобы расширить свой бизнес. Однако ничего не делает. Чувствует, что у неё нет сил и энергии. Чувствует какую-то фоновую «обесточенность» и опустошение. И по этой причине постоянно откладывает реализацию планов по развитию своей фирмы на потом.

Начали разбираться.

И вдруг «случайно» выяснилось, что оказывается она довольно часто общается со своей матерью. «Довольно часто» означает ежедневно, причём около 10-ти раз (!!!) в день. Общение происходит как по телефону, так и при встречах (мать живёт в соседнем подъезде). Причём инициатором общения всегда является мать, которая регулярно названивает дочери вне зависимости того, занята ли та своими рабочими вопросами или нет.

После практически каждого звонка матери у Елены возникают негативные чувства. Остаётся неприятный осадок от общения с матерью. Она мысленно возвращается к разговору с матерью, пытаясь понять, почему в очередной раз после разговора с ней испытывает раздражение, дискомфорт и чувство вины. И всё это, естественно, отвлекает Елену, мешает ей сосредоточиться на делах.

И теперь стало понятно, куда у Елены уходит энергия, которой так не хватает для решения деловых вопросов.

Было совершенно ясно, что её мама — «вампир».

Но Елена никак до этого и думать не думала о том, что, оказывается, имеется прямая связь между её ощущениями «обесточенности» с одной стороны и общением с матерью с другой. Она явно недооценивала влияние разговоров с матерью на своё эмоциональное и физическое состояние. Елена даже не представляла себе масштабов того, сколько своей жизненной энергии и ресурсов она каждый божий день безвозвратно растрачивала.

Она ведь просто считала, что её силы, в основном, уходит на выполнение рабочих дел.

Как будто бы подтверждая слова Елены, мать умудрилась позвонить ей дважды в ходе нашего клубного занятия.

Проанализировав типичный разговор Елены с матерью, мы выяснили, каким именно образом происходит процесс перекачки энергии.

Разговор обычно шёл по следующей схеме:

  1. Мать спрашивает о чём-то;
  2. Лена отвечает на вопрос;
  3. Мать, исходя из ответа дочери, начинает критиковать её (или давать советы);
  4. Лена оправдывается (или возражает).

Вот как обычно протекал, по словам Елены, её диалог с мамой:

Мать: — Привет.

Дочь: — Привет, мама.

М: — Что-то у тебя голос сонный. Ты выспалась сегодня? (вопрос этот задан строгим и властным тоном заботливой мамы-надзирателя).

Д: — Ой, нет, мама, не выспалась. Что-то спать хочу, просто не могу. (Елена совершенно искренне делится своим состоянием. Она просто и открыто, без какой-либо там задней мысли, хочет поделиться с мамой своими ощущениями. И ещё не знает, что совсем скоро ей предстоит стать «овцою на заклание»).

М: — А что же ты поздно легла-то, Лена? (в нотках голоса уже чувствуется «наезд», поучение. Сказано это с претензией: мол, «сколько раз тебе говорю, говорю, а всё без толку». Это «вампир» вонзил свой хоботок и вот-вот начнёт «откачивать» энергию).

Д: — Да мне сначала надо было одежду погладить. Потом долго возилась на кухне… (это, определённо, оправдание: голос Елены жалобный, звучит немного по-детски. Здесь она уже начинает чувствовать недовольство, раздражение на мать и даже некоторую безысходность: мол, «опять она начала морали читать», «как же это надоело…» и т.п. Вот именно в этот самый момент и начался процесс «откачки» энергии от Елены к матери).

М: — А ты, что, разве не знаешь, что поздно ужинать вредно? Сколько раз я тебе говорила: не ешь на ночь (можно даже не комментировать: это нравоучение строгого недовольного родителя, отчитывающего своего бестолкового ребёнка за очередное непослушание).

Д: — Мама, ну у меня времени мало. Пока с работы приду, пока это, пока то, и рано не получается у меня ужинать (здесь Елена снова оправдывается, но уже с гневом и раздражением. А это говорит о том, что процесс «откачки» достиг своего максимума, своего пика).

М: — Ты старайся, надо как-то тебе время рассчитывать. Ты ведь уже не ребёнок (вдруг с участием, даже с нежностью и теплотой в голосе говорит ей мать. Это означает, что насытившийся «вампир» вытащил свой влажный хоботок и теперь зализывает ранку жертве).

Д: — Мама, ну ладно тебе. Я поняла уже. Хватит. Всё (Елена всё ещё испытывает некоторое раздражение. Но теперь это раздражение обессиленного человека, который просит только об одном: оставить его в покое. И дочь можно понять: ею только что сполна и бесцеремонно «попользовалась» родная мать).

М: — Ну, ладно. Ну, а так, вообще, у тебя всё в порядке? (здесь мама спрашивает уже довольным и сытым голосом. Она только что получила от дочери-донора всё, что, собственно, и хотела получить. И теперь маме-«вампиру» не терпится завершить разговор).

Д: — Да всё в порядке (обессиленным голосом).

М: — Ну ладно, пока. Созвонимся (живо, бодро и энергично).

Д: — Пока (истощённым и слабым голосом).

В данном случае Елена отдавала свою энергию через слова, и это происходило двумя путями. Во-первых, через новую информацию о себе, которую она давала матери, отвечая на её вопросы. А во-вторых, через вполне справедливые и, в общем-то, понятные возражения и несогласие взрослой и уже давно независимой дочери.

Исходя из этого анализа, были выработаны новые чёткие правила общения с мамой, которые позволяли бы Елене сохранять свою энергию от мамы-«вампира»:

  1. Не давать о себе никакой новой информации;
  2. Соглашаться с критикой матери и её советами.

Через две недели Елена решила вопрос, с которым пришла на занятие. Она пришла на очередное занятие бодрая, энергичная и довольная собой.

Как рассказала Елена, первые разы общения с мамой «по-новому» давались ей непросто. Она соскальзывала поначалу на старую модель общения. Но уже на третий-четвёртый раз, Елена прониклась, что называется, идеей. Она, согласно рекомендации, записывала свои разговоры с мамой, чтобы можно было сделать, при необходимости, работу над ошибками.

В результате через некоторое время Елена научилась вести диалог с мамой следующим образом:

Мать: — Привет.

Дочь: — Привет.

М: — Как у тебя дела? А ты когда идёшь к врачу? (тоном надзирательским, мол, если она дочери не напомнит, не проконтролирует её, то та, бестолковая, просто забудет про визит к врачу)

Д: — Пока не знаю (сказано спокойно и дружелюбно).

М: — Ну, ты не тяни с этим. Позвони в поликлинику и договорись (тоном строгой учительницы даёт наставления мать).

Д: — Да, с этим тянуть нельзя. Обязательно позвоню и договорюсь (послушно и с готовностью в голосе отвечает Елена).

М: — Что-то сегодня холодно. Ты тепло оделась-то? (тоном строгой заботливой матери, у которой всё всегда должно быть идеально и правильно).

Д: — Да, мама, сегодня действительно холодно. И я оделась тепло (опять сказано доброжелательно и дружелюбно, хотя Елена оделась в тот день легко и поэтому даже немного замёрзла).

М: — Да, ты же у меня умница (мама тоже переходит на доброжелательный тон). Ну ладно, Лена, пока.

Д: — Пока, мама.

Сначала, после пары таких диалогов с матерью, Елена заметила, что количество звонков резко снизилось — до 1–2 раз в день. А затем настал первый за долгие годы день, когда мама не позвонила!!!

И это была серьёзная победа!

Ну а через некоторое время мама и вовсе почти прекратила свои попытки «повампирить» Елену. Кстати, а такой вопрос: как Вы думаете, мама вообще перестала быть вампиром? Нет. Она, скорее всего, совсем скоро просто найдёт себе другого донора. И всё.

Что же касается Елены, то сейчас она полностью взяла все бразды правления общением с матерью в свои руки. С чувством глубокого удовлетворения Елена призналась, что теперь уже она сама определяет частоту общения с матерью, темы разговора и его продолжительность.

А ведь какую-то пару недель назад она о таком не смела даже и мечтать…

Как Вы думаете, как Елена себя теперь чувствовала? Что стало с её физическим состоянием? С её ощущением недостатка сил?

Она уже давно себя не чувствовала, так, как сейчас: энергичной, бодрой, уверенной в себе и своих собственных силах.

Более того, она призналась, что наконец-то сделала первые шаги к реализации своих давнишних планов по развитию бизнеса.

Эти слова Елены мы все дружно встретили аплодисментами.

А что нам, по большому счёту, ещё оставалось делать?

Ведь после стольких долгих лет она так великолепно усмирила свою маму-«вампира»…

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх