Dr. Born

Чем безупречнее человек снаружи, тем больше демонов у него внутри © Зигмунд Фрейд

Мать манипулирует взрослой дочерью

Манипуляция пожилых родителей смертью: как не попасть в ловушку тесных кровных уз?

Нередко к психологам обращаются люди, которых тревожит проблема взаимоотношений с пожилыми родителями, сводящими любые разногласия к запугиванию ухудшением своего здоровья или даже смертью: «Вот я умру, тогда будешь делать, что хочешь!».

Что же это такое? Просьба о помощи, попытка вызвать уважение у своего ребенка или проявление контроля и власти? Зачастую за подобной фразой может скрываться не реальная проблема со здоровьем, а манипуляция над своим уже взрослым ребенком с целью формирования чувства ответственности и вины. Но находясь в родственных отношениях, очень сложно самостоятельно определить ту границу, которая разделяет действительное ухудшение самочувствия у пожилого родителя и намеренное влияние на взрослого ребенка путем навязывания ему постоянного статуса «виноватого».

Рассмотрим пример из практики психолога:

За помощью к специалисту обратилась Анна. Она замужем и имеет двое детей, но отношения со своей пожилой матерью называет трудными: «Я не знаю, как заявить о своем мнении, своих интересах, и в то же время не доводить маму до ухудшения ее самочувствия. Мне кажется, что я не обделяю ее вниманием. Мы часто созваниваемся и приезжаем всей семьей в гости к ней и отцу. Но она все равно обижается в те редкие дни, когда я не могу ей позвонить, хотя знает, почему я занята и что это важно для моей работы. Я все чаще слышу от нее, что ей плохо и что она скоро умрет, а виновата в этом буду я. От таких слов мне становится больно. Я чувствую себя плохой дочерью, хотя стараюсь ей помогать. Эта ситуация забирает у меня много сил».

Позже в ходе консультации выяснилось, что с самого детства у Анны выработалась сильная зависимость от мнения матери, от ее реакций и настроения. Ситуации, когда мама прибегала к манипуляции плохим самочувствием были не редки, начинались внезапно и так же быстро заканчивались, когда она достигала желаемого от дочери. Анна уже давно не живет с родителями и имеет свою семью, но проблема зависимых отношений не разрешилась и продолжает ее беспокоить, как и навязчивое чувство вины по отношению к пожилой матери.

Анна не одинока в своей проблеме. На практике много людей попадает в схожую ситуацию.

Причин, по которым пожилой родитель прибегает к манипуляции смертью может быть много: сюда можно отнести низкий уровень удовлетворенности собственной жизнью, желание контролировать повзрослевшего ребенка, в то время, когда на это нет реальных причин, несогласие смириться с тем, что ребенок живет своей самостоятельной жизнью и многое другое.

Давайте рассмотрим, кто наиболее подвержен попаданию в зависимость от тесных кровных уз:

· Прежде всего, это люди, имеющие сильную потребность в одобрении, растущие в условиях, в которых необходимо «завоевать» родительскую любовь своим хорошим поведением. Зависимость от одобрения может быть тесно связана с заниженной самооценкой личности, следствием чего является потребность в подтверждении своей значимости путем «хороших» поступков и действий. Таким образом, родитель, воспитывающий своего ребенка в подобном ключе, формирует у него стойкое желание соответствовать родительским запросам. В пожилом возрасте это может проявляться в требовании необоснованной и чрезмерной заботы и внимания к себе. В случае невыполнения родительских запросов, у ребенка, воспитанного в данных условиях, будет преобладать чувство вины, и его будут терзать мысли: «Я плохая дочь/плохой сын», даже есть на это нет реальных оснований.

· Также в такую ситуацию могут попасть взрослые люди, которые воспитывались в авторитарных условиях, где подавлялись попытки проявить себя, заявить о своем мнении, и/или в условиях гиперопеки. Часто такие люди бывают лишены самостоятельности и, даже имея свою семью, они склонны воспринимать мнение родителей как единственно верное и готовы жить по их указаниям. Отказ взять ответственность за свою жизнь порождает зависимые отношения с родителями, которые выполняют эту функцию за своего взрослого ребенка и тем самым претендуют на управление его временем и жизнью.

· Еще одна категория людей, подверженных манипуляции со стороны пожилых родителей, это люди с комплексом жертвы. Проявления жертвенности могут перекликаться с первыми двумя пунктами: это и не умение взять ответственность за свою жизнь, и желание завоевать любовь. Человек с комплексом жертвы мыслит негативно, не умеет говорить «нет», действует в ущерб себе. От него можно услышать: «За что это все мне?». Но говоря это, он берет на себя все больше и больше обязательств, даже тогда, когда его об этом не просят. Он буквально притягивает к себе негативные ситуации и живет ради всех, но не для себя, то есть «отдает себя в жертву другим людям». Оттого на него и наваливаются дополнительные обязательства, и он становится мишенью чужих запросов, в том числе чрезмерных и необоснованных капризов пожилых родителей.

Продолжение примера

В ходе работы с психологом Анна узнала, какие ситуации из детства спровоцировали то, что она имеет сейчас, а именно – чувство вины по отношению к пожилой матери, в условиях, когда Анна делает многое для того, чтобы ее поддержать и уделяет общению с мамой большое количество времени. Выявив причины такого поведения, Анна определила, какие установки мешают ей сказать «нет» в случае, когда капризы матери чрезмерны.

Важным пунктом работы было определение ее истинных желаний. Выяснилось, что Анна давно мечтает жить за городом, но подсознательно боится, что ее решение не одобрит мама. Проанализировав все за и против, она поняла, что сможет совершить этот поступок, не причинив ущерба своей работе и отношениям с матерью, так как будет находиться в хорошей транспортной доступности к городу.

После работы с психологом, она призналась, что многие ее опасения были напрасны и, поняв свои истинные желания, она стала чувствовать себя легче, а также перестала примерять на себя роль «виноватой дочери». Мама изменения в поведении дочери изначально приняла враждебно, но Анна не намеревается возвращаться к прежней модели отношений и верит, что маме нужно время, чтобы принять новые правила, ведь на формирование прежних установок ушло много лет. Также ее мечту о переезде поддержал муж, и они всей семьей активно обсуждают, как и когда они смогут воплотить это в реальность.

Чем Вам поможет психотерапия?

Важно понимать, что для решения данной проблемы необходимо верно определить ее истоки, которые, как правило, формируются годами, идут из детства и тянутся шлейфом во взрослую жизнь. Помощь психолога необходима, если вы хотите:

  • Освободиться от зависимости слишком тесных кровных уз;
  • Различать, в каких случаях просьба о помощи реальна, а в каких это инструмент манипуляции Вами;
  • Научиться выстраивать отношения с пожилыми родителями, при которых Вы сможете проявить должное уважение к ним и в то же время не потерять себя;
  • Выявить негативные детские установки и «сбросить их с плеч», чтобы с легкостью двигаться по жизни дальше;
  • Определить свои истинные желания и потребности и научиться жить в соответствии с ними.

Преимущество работы с психологом заключается в том, что, будучи в родственных отношениях, мы видим ситуацию искаженно и нам трудно самостоятельно определить момент манипуляции со стороны пожилых родителей. В то время как психолог поможет понять, так ли это на самом деле и найти выход из ситуации, избежав нежелательных последствий и научив действовать по-другому, что поможет выстроить гармоничные отношения с пожилыми родителями и при этом не забыть о собственных целях и желаниях.

Манипуляции в отношениях: «Мама, учимся общаться по-взрослому»

В деструктивных (токсичных) отношениях манипуляция – это основа основ.

Поэтому, если хочешь такие отношения изменить, важно научиться распознавать манипуляцию и на нее отвечать. Как известно, манипуляция строится на игре чувств и нажимании на «больные» кнопки. По сути, на иллюзорном восприятии действительности обеими сторонами. Но пока что оставим в покое иллюзии, а вернемся к процессу, как это просиходит.

Попробуем разобрать пример по косточкам, чтобы увидеть механизм манипуляции. Как это происходит — игра на чувствах другого. Я пока не буду брать откровенный треш, что-нибудь более рядовое.

Пример.

Пятничный вечер. Звонок.

Мама: «Так, ты помнишь о том, что когда-то обещала, мне окна помыть? Завтра как раз мне будет очень удобно!»

Дочь: (растерянно) «Мам, я, к сожалению, не смогу завтра. Я обещала с детьми сходит в кино и погулять, они четверть закончили».

Мама: (обиженно) «Значит вы там развлекаться будете, а я тут с окнами грязными сидеть одна?».

Дочь: «Мам, ты же мне не сказала заранее. Давай договоримся на другой день?».

Мама: «Не надо! Как-нибудь сама справлюсь!» (бросает трубку).

В трубке гудки, а у дочери уже нет никакого настроения, а внутри начался раздрай. Она уже думает: «А можно ли как-то совместить? Метнуться с раннего утра, вымыть сколько успеет? Нет, тогда буду вся вымотана. Не поеду к ней – не смогу просто радоваться с детьми каникулам, мысленно буду «с мамой» — А вдруг она сама начнет мыть и выпадет из окна или упадет со стула? Отменить праздник, дети не поймут!» Настроение испорчено, дочь в ужасе не знает, что делать?

Разберем этот диалог по косточкам:

«Так, ты помнишь о том, что когда-то обещала, мне окна помыть? Завтра как раз мне будет очень удобно!»

Мама сразу в диалоге занимает домирующую позицию и задает соответствующий тон. Сразу же обозначает довольно конкретно удобное для нее время. Она не выясняет, какие планы у дочери на завтра и как она себя чувствует для такой процедуры? Довольно безапеляционно она посягает на время дочери, не уважая ее время и не учитывая ее возможности, будто та – наемная прислуга.

Первый шаг: сразу вторгнуться в пространство дочери, не видя границ, не постучавшись и не спросив разрешения.

«Мам, я, к сожалению, не смогу завтра. Я обещала с детьми сходит в кино и погулять, они четверть закончили».

Дочь слегка растеряна, не ожидала такой просьбы, но объясняет, будто бы оправдываясь, почему не сможет.

«Значит вы там развлекаться будете, а я тут с окнами грязными сидеть одна?».

Мать демонстрирует недовольство и обиду, облачив их в претензию-обвинение (форму нападения), чтобы вызвать чувство вины и стыда. Манипуляция на чувствах. Даже не спросила ничего про внуков: как закончили, куда пойдут?

Второй шаг: пока дочь слегка дезориентирована, сделать следующую интервенцию, сразу надавить на чувства через демонстративную реакцию.

«Мам, ты же мне не сказала заранее. Давай договоримся на другой день?».

Дочь оправдывается и пытается договориться сразу, чтобы загладить вину.

«Не надо! Как-нибудь сама справлюсь!»

Демонстрирует высокомерие и пренебрежение, отвергая помощь в другое время. Такой заход подкрепляет чувство вины или стыда (чтоб помучились).

Бросает трубку, не позволяя ответить и адекватно договориться. Такое действие к вине и стыду добавляет еще и страх, а вдруг она и правда начнет мыть и упадет? Почва для буйных дочерних фантазий, переживаний и тревоги создана. Она не сможет спокойно гулять с сыновьями и радоваться обещнию.

Третий шаг: на пике тех самых чувств у дочери оборвать контакт, пустив в ход фальшивую, показную независимость, типа «ну и не нужны вы мне!», тем самым еще дольше укрепив те самые марионеточные чувства «стыд, вина и страх».

Теперь переведем это на «русский язык».

А вернее, на язык потребностей (в который в таких отношениях манипулятор никогда не признается напрямую).

Слова: «Так, ты помнишь о том, что когда-то обещала, мне окна помыть? Завтра как раз мне будет очень удобно!»

Перевод: «Ты говорила мне, что можешь дать мне своей заботы и внимания. Мне очень нужно завтра!»

Слова: «Мам, я, к сожалению, не смогу завтра. Я обещала с детьми сходит в кино и погулять, они четверть закончили».

Перевод: «Завтра я обещала внимание своим детям и собираюсь провести время с ними».

Слова: «Значит вы там развлекаться будете, а я тут с окнами грязными сидеть одна?».

Перевод: «Мне обидно, что ваши развлечения важнее меня! Мне тут будет еще хуже одной, пока вы развлекаетесь! Мне тоже нужна забота и внимание!» (в сторону: мне его всегда мало!). Здесь поведение похоже на реакцию капризного ребенка.

Слова: «Мам, ты же мне не сказала заранее. Давай договоримся на другой день?».

Перевод: «Мне неловко, конечно, что я завтра не смогу. Но ты не предупредила заранее. Но я готова договориться на другой день.»

Слова: «Не надо! Как-нибудь сама справлюсь!» (бросает трубку).

Перевод: «Либо вы делаете, как я хочу, либо никак! Иначе пеняйте на себя!» и прерывание контакта. Шантаж. Невозможность адекватно договориться заставляет мучиться чувством вины, а также усиливает страх за жизнь и здоровье мамы.

У вас могут быть свои диалоги и вы можете также разложить их по полочкам.

Что же делать?

Манипуляцию лучше всего пресекать сразу, как только она начинается. На первой или второй фразе.

«Так, ты помнишь о том, что когда-то обещала, мне окна помыть? Завтра как раз мне будет очень удобно!»

«Да, я помню что обещала (утверждение данного обещания), и не отказываюсь от своих слов (подтверждение, что обещание в силе), но на завтра у меня уже другие планы, которые я не могу изменить (установка границ), но мы можем договориться на другой день (готова помыть в другой день), удобный для нас обеих (установка равных по важности прав в договоренности, а не «мамино важнее»).

Главное – не оправдываться, а говорить спокойно и уверенно. Оправдания сразу вводят в позицию жертвы.

«Значит вы там развлекаться будете, а я тут с окнами грязными сидеть одна?».

«Да, все верно, завтра мы планировали развлекаться, я только что обозначила наши планы». И точка! Никаких соплей и уговоров, никаких оправданий и советов. Спокойный и твердый тон. Никого оправдательного.

И дальше. «Но, как я уже сказала, я не отказываюсь от своих слов. Предлагаю договориться на другой день. Мне удобны такие-то дни. Если тебе они неудобны, давай наймем человека, который это сделает вместо меня». Спокойно и твердо.

Но даже, если и это не сработало, не повод все бросать. Такой маневр самый сложный, потому что дочь остается наедине со своим страхами и тревогами.

«Не надо! Как-нибудь сама справлюсь!»

Мама отойдет от диалога и через какое-то время перезвонит и выберет день. Ведь на самом деле, ей не хочется выбрасываться из окна или мыть эти окна самой. Внимание и забота для нее важнее, чем зависание в «обиде».

Этот разбор – не истина в последней инстанции, это мое видение и могут быть варианты.

Манипулирующая мама – не монстр, она такой человек, со своими жирными тараканами, просто по-другому не умеет, не научилась. Так кто ее научит, как не дочь? 🙂

Итак,

Исходите из того, что сначала мама – это ваш учитель. Она показывает, как она это делает (но как делать не надо). А вы учитесь видеть, как это происходит. Вы видите ее привычные стратегии отношений с вами (с разными людьми она ведет себя по-разному), как ловко она цеплят за страх, стыд и вину.

И в этой связи «Я – Мама» именно вы можете что-то изменить, меняя поведение и чувства в своей точке «Я». И когда вы чувствуете в себе хоть небольшие силы – становитесь ее учителем и учите ее новым стратегиям, другому отношению.

Мы имеем 3 варианта ответа на манипуляцию:

  • привычный (т.е. детский) – уже доставший, ибо заставляет страдать
  • манипуляивный (манипуляцией на манипуляцию)
  • прямой и честный, как здесь (самый эффективный)

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх