Dr. Born

Чем безупречнее человек снаружи, тем больше демонов у него внутри © Зигмунд Фрейд

Как перестать бояться врачей?

Боюсь обследований у врача

Здравствуйте, Ирина.

Чтобы Вам помочь, я Вам нашла очень интересное упражнение из популярной книги Андрея Курпатова, Средство от страха:

«Упражнение: «Сила в правде».

Прежде чем я огорошу своего читателя шокирующей инструкцией, необходимой для предотвращения всего этого пугливого безобразия, мне бы хотелось сделать небольшое отступление. Верите ли вы в то, что слово материально? Не в том, разумеется, смысле, что им можно воодушевить, обрадовать, ранить, обидеть, и не в том, что с помощью него можно себя настроить или расстроить, а в том, что оно ходит по улицам, делает, что ему вздумается, способно поднять, например, табуретку и шлепнуть ее об пол или о чью-то голову? Если не верите, то нам с вами по пути, нет — пролистывайте эту главу, дискуссии все равно не будет: слово — это слово, и, кроме психологического, никакого другого эффекта ожидать от него не приходится.

Теперь давайте подумаем аналогичным образом о страхе. Если я боюсь умереть, может ли этот страх меня убить? Вот так просто — прийти и грохнуть меня, как профессиональный киллер? Чтобы облегчить ответ на этот вопрос, представьте себе, что вы, выйдя из подъезда собственного дома, испугались падения на свою голову кирпича. Полетит ли он в ту же минуту вам на голову? Я думаю, что вряд ли. А если и полетит, то, вероятно, как раз в тот момент, когда вы совсем этого не ожидаете. Или вот другой пример: вы испугались заражения СПИДом. И вы им уже сейчас заболели? Испугались и поэтому заразились?! Я полагаю, что нет, поскольку для заражения СПИДом нужно очень постараться, одного страха для возникновения этой инфекции явно недостаточно.

Возвращаемся к страху смерти. Вот вы испугались, что умрете. Вы действительно прямо сейчас и умрете? Или же вам придется чуть-чуть подождать? Думаю, что придется подождать. Таким образом, нет ничего страшного в том, что вы решите: «Боюсь помереть — очень хорошо! Не буду бояться, а буду, напротив, страстно желать этого! Хочет смерть заявиться — пусть приходит, милости просим!». Надеюсь, что после всех полученных выше разъяснений вы не думаете, что подобная затея пуста и не имеет никакого смысла.

Разумеется, смерть таким образом вам призвать не удастся (и не надейтесь!), но зато страх окажется в совершенно дурацком положении! Ведь он рассчитывает, что вы побежите, а он, поэтому станет только больше. Если же вы вместо того чтобы бежать, напротив, рассаживаетесь удобненько и говорите: «Пожалуйста, братец Страх, заходите, сделайте одолжение! Что у вас там? Смерть? Очень хорошо! Несите ее сюда, оно нам надо!», то вы тем самым просто парализуете собственный страх!

Нельзя бояться того, чего вы хотите, поэтому стоит захотеть опасности, и страх улетучится. Нельзя бояться того, чего вы требуете, поэтому стоит потребовать опасности, и он ретируется. Наконец, как только вы начинаете требовать от себя помереть немедленно, то сразу же оказывается, что это далеко не так просто, как вы о том думали! И это, наверное, самое важное!

Смерть — это не то, что ходит за окнами и только того и ждет, чтобы ее позвали. Она и сама не стучится назойливо в наши двери (за редким исключением и всего однажды, причем в тот момент, когда этого совсем не ожидаешь). А если ждешь, то, будь уверен, не видать тебе ее как своих ушей! В зеркале же, знаете, видны не ваши уши, а отражение ваших ушей, и они также отличаются друг от друга — как страх смерти и фактическая смерть. Кроме ошибки восприятия — ничего общего!

Надеюсь, суть этой техники теперь понятна — она в правде. А правда в том, что, боясь смерти, вы не умрете, избавиться же от страха просто — когда он у вас возникнет, потребуйте от себя умереть фактически. Не бегайте от собственного страха: сядьте на диван или лягте, если вам так умирать сподручнее, и попытайтесь умереть. Желаю вам в этом удачи — вы узнаете правду! Вы живете и жить будете, а когда жизнь закончится, вы того и не заметите. Так что не захламляйте голову, у нее есть масса других более полезных способов применения.

Случай из психотерапевтической практики: «Мы за ценой не постоим!»

Сейчас, вероятно, будет полезна небольшая «зарисовка» из психотерапевтической практики. Представьте себе девушку, ее зовут Валентина. Вале 22 года и она уже не жилец, по крайней мере, ей так кажется. Ей выставили диагноз вегетососудистой дистонии, и по два — три раза в день она переживает специфический вегетативный приступ — ей сначала становится дурно, она начинает думать, что сейчас произойдет очередной приступ (т. е. она осуществляет прогнозирование) и ей кажется, что она умрет.

Здесь ей недостает здравого смысла, призванного дать объективную оценку ситуации (последняя состоит в том, что от вегетативных приступов еще никто и никогда не умирал). Страх убеждает ее в том, что этот приступ последний в ее жизни и роковой. Разумеется, он всякий раз ошибается, но продумать ситуацию с этой точки зрения Вале так и не удается. Более того, прогноз «Я сейчас умру!» делает свое дело: страх усиливается, что влечет за собой характерные вегетативные сдвиги в организме — усиливается сердцебиение, повышается артериальное давление, голова кружится, руки потеют, а ноги сводит.

После многочисленных и безуспешных попыток найти спасение у других врачей Валя оказалась у меня на приеме. Мы потратили какое-то время на понимание сути ее заболевания, которое в действительности не является никакой болезнью. И если бы Валя не испытывала страха смерти в моменты своих вегетативных приступов, то и симптомов телесного недомогания у нее бы тоже не было. Поскольку страх не вызывал бы у нее соответствующей вегетативной симптоматики, а иных причин для беспокойства у Вали не было, что ей и сказали до меня несколько врачей, у которых она обследовалась «по полной программе».

Что мне оставалось делать? Как можно было убедить Валю в том, что бояться ей нечего, что от вегетативных приступов не умирают, что все ее симптомы — это только телесные проявления страха, на которых она настолько зафиксировалась, что только их и замечает? Видимо, я должен был показать этой юной леди, что даже если она не будет спасаться от грядущей, как ей кажется, смерти «от тяжелой и непродолжительной болезни», она не умрет. Валя же думала иначе, она полагала, что ее спасение — это вызов на дом бригады «Скорой помощи», которая введет ей спасительное лекарство (этой панацеей был «Реланиум», который является обычным противотревожным средством, а вовсе не каким-то там «сердечным препаратом»).

И мы пошли самым сложным, но одновременно и самым простым путем. Я уложил ее на специальную медицинскую кушетку, попросил закрыть глаза и попытаться умереть. Валя, которая к этому моменту уже легла, мгновенно встрепенулась, вскочила и, глядя на меня безумными глазами, воскликнула:

— Вы что, с ума сошли?!

— Ничуть. Ложитесь и ни о чем не беспокойтесь, — ответил доктор.

— Я не лягу! Мне уже страшно ложиться на вашу кушетку! — запротестовала Валя.

— То есть вы думаете, что все, кто ложится на эту кушетку, неизменно и мгновенно умирают? А тут у меня по соседству коммерческий морг, с работниками которого я нахожусь в преступном сговоре? Так вы думаете? — сказав это, я посмотрел на Валю в упор.

— Ну, наверное, нет… — протянула она.

— Следовательно, нам нечего бояться?

— Но мне страшно! — Валя стояла перед несчастной кушеткой в ужасной растерянности.

— Вот и чудненько, будем считать это обязательным условием терапии. Ложитесь.

Переборов себя, Валя легла.

— Еще не умерли? — доктор проявил надлежащую заботу.

— Нет, не умерла… — протянула Валя.

— А теперь попробуйте… — предложил доктор. — Уверен, у вас должно получиться!

— Ничего у меня не получится! Что вы за чушь такую говорите! — воскликнула Валя, снова поднимаясь со своего места.

— Значит, не получится, говорите?

— Не получится! — твердо заявила Валя.

— Ну тем более, нам нечего боятся! Давайте ложитесь, и без капризов, пожалуйста. Нам пора лечиться уже! Сколько можно!

Ошарашенная Валя снова улеглась.

— Закрываем глаза, — мерно командовал ей я, — сосредотачиваемся на биении своего сердца, пытаемся его усилить…

— Оно усиливается! — Валю объял ужас.

— Ну и хорошо, вы же умереть собираетесь!

— Я не собираюсь! — запротестовала Валя.

— А надо! Сколько можно от нее бегать?! Думаете, что умрете, так умирайте уже! Чего тянуть-то?! — не скрою, в этот момент в моем голосе звучала ирония.

— Вы уверены, что мы все правильно делаем? — Валин голос вдруг изменился, она наконец стала понимать, что мы проводим психотерапевтическую процедуру, а вовсе не собираемся на полном серьезе отдавать богу душу.

— Абсолютно! Ложитесь и ни о чем не думайте. Просто выполняйте все мои указания. Итак, закрыли глаза, прислушались к своему сердцу. Стучит?

С кушетки раздалось растерянное:

— Стучит…

— Очень хорошо. Теперь заставим его стучать так, чтобы оно… Как вы там себе вообразили — лопнуть оно должно или просто остановиться? — мне потребовалось уточнение, ведь всякий человек, страдающий ВСД, имеет в голове четкий план того, как именно он должен помереть.

— Оно должно сбиться с ритма и тогда остановиться, — сообщила Валя.

— Очень хорошо! Так и поступим! Давайте, усиливайте его биение и постарайтесь, чтобы оно сбилось с ритма.

Вообще-то, чтобы не смущать Валю, я делал вид, что смотрю в окно, но на самом деле я, конечно, за ней приглядывал. Картина же была такой: сначала Валино лицо выглядело испуганным, потом напряженным (видно было, что она старается усилить сердечный ритм).

— Ничего не получается, — сообщила Валя с кушетки примерно через три или четыре минуты. — Мне кажется, что оно даже медленнее стало биться! — в ее голосе мне почувствовалось даже некоторое разочарование, она поднялась и села.

— Очень плохо! — посетовал я. — Может быть, можно как-то иначе умереть? У вас нет еще какого-нибудь рецепта?

— Я боюсь, что у меня легкие откажут, и я задохнусь… — протянула Валя.

— Очень хорошо! Будем пытаться задохнуться! Ложитесь, закрывайте глаза, концентрируйте свое внимание на своем дыхание и попытайтесь сделать так, чтобы ваши легкие вам отказали.

Нехотя и что-то ворча себя под нос, Валентина улеглась обратно на кушетку. Потом я наблюдал картину, аналогичную прежней: сначала некоторая обеспокоенность, потом потуги, потом ощущение бесперспективности…

— Не выходит? — поинтересовался я после того, как Валя пыталась какое-то время задерживать свое дыхание, а потом снова дышать.

— Нет. Не знаю даже, что такое. Я думала, что как только это усилить, оно сразу меня и убьет. А тут все наоборот. У вас что, кушетка какая-то волшебная?

— Разумеется, у Старика Хоттабыча достал… по бартеру.

Валя рассмеялась. После этого мы предприняли еще две попытки умереть — одну по версии: «Повысится давление, сосуды в голове не выдержат, какой-то лопнет и тогда точно смерть»; другую по версии паралича: «Ноги сведет, потом паралич будет подниматься, ничего нельзя будет сделать, и тогда — смерть». Результаты, как вы догадываетесь, были нулевыми, Валя даже почувствовала себя легче.

На этом мы распрощались до следующего раза, договорившись встречаться каждый день в течение одной рабочей недели. В течение трех последующих занятий Валя «умирала» у меня на кушетке по нескольку раз, точнее сказать, предпринимала соответствующие попытки, причем от разу к разу все с меньшим страхом и все с меньшими опасениями.

На четвертый день она пришла снова испуганной и встревоженной.

— Что случилось? — спросил я.

— У меня был приступ… — с трагическими нотками в голосе ответила мне Валя.

— И что ты во время него делала?

— Я приняла «Валидол», потом еще половинку «Феназепама». Думала еще вызвать «Скорую помощь», но потом само как-то прошло.

— То есть занималась бегом, — констатировал доктор.

— Каким таким бегом? — удивилась Валя.

— От страха своего бегала…

— Ну бегала, — согласилась Валя с виноватым видом.

— Теперь давай ложись, тебе водить! Ты от него бегала, он тебя догнал, теперь давай ты за ним!

— Ну ведь ничего же не получится! — почти взмолилась Валя.

— Вот именно! Когда ты от него — получается, и он тебя догоняет и мучает. А когда ты за ним — у него нет шансов. Ты его догонишь, а окажется, что он — пустое место!

— Так просто?! — тут Валя, кажется, наконец-то поняла странные затеи доктора.

— Да, так просто! Проще некуда! Ты — от него, и он тут как тут. А ты — за ним, и его днем с огнем не найти. Он же страх! Просто страх! Фикция, одним словом!

На следующую консультацию Валя пришла уже сияющей. Предыдущим вечером у нее была характерная продрома, после которой она обычно начинала бояться, прогнозировать свою скорую и неминуемую погибель (по одному из вариантов — инфаркт, инсульт, паралич и удушье), чем, собственно, и навлекала на себя вегетативную бурю. Но теперь Валя поступила так же, как она делала в моем кабинете: она легла на диван и стала пытаться не отставить, а ускорить свою смерть.

Разумеется, у нее ничего не получилось (в смысле смерти, конечно). Смерть не только не пришла ее навестить, но даже и продрома вся вдруг куда-то испарилась. И Валя впервые за все это время почувствовала себя по-настоящему хорошо, но главное — она поняла, что вся проблема в страхе, и если не позволять себе бегство, а напротив, активно наступать, хотеть того, чего ты боишься, то страх исчезнет.

Вот и вся история. Как там поют в пасхальную литургию?. Смертью смерть поправ и жизнь даровав! Очень правильно сказано!»

Если Вас заинтересовало это упражнение, думаю, Вы найдете и всю книгу, а может и обратитесь за очной консультацией к психологу или психотерапевту. Вам можно помочь.

Удачи, Вам.

Хороший ответ6 Плохой ответ5

Необоснованные страхи

Страхи бывают разные, поговорим о тех из них, которые не защищают нас от опасности, а напротив, портят качество жизни и лишают нас сил.

  • Ятрофобия. Бывает так, что человек просто боится врачей. Есть даже такое понятие, как «боязнь белого халата». Когда при виде доктора сразу поднимается артериальное давление и учащается пульс. Такие пациенты на приеме терапевта автоматически становятся гипертониками.

Совет: если такое происходит с Вами, предупредите об этом доктора. Просто в ожидании приема измеряйте артериальное давление дома сразу после сна, лежа, и вечером перед сном. Записывайте значения в блокнот и покажите их затем специалисту.

  • Страх перед болезненными обследованиями или уколами. Иногда пациенты избегают больниц, любых предложений проверить собственное здоровье или не обращаются за медицинской помощью, из-за страха перед разного рода манипуляциями. Да, боль может иметь место при различного рода вмешательствах, но важно то, как мы к ней относимся.

Совет: первое, что нужно помнить: все вмешательства проводятся только с согласия пациента! И помните, любой страх можно обсудить с внимательным грамотным врачом, найти альтернативные пути проведения процедуры, немножко потерпеть или прибегнуть к использованию седации (наркоза).

  • Боязнь услышать диагноз «рак». С одной стороны, у бабушки или дедушки был рак, кто-то из родственников тоже болел онкологией, как тут не забеспокоиться?

Совет: беспокойство должно быть конструктивным. Достаточно пойти и провериться. Если есть рак, на начальной стадии его легко вылечить и больше о нем не вспоминать. Если ничего нет, то и бояться нечего!

  • Страх, что узнав о диагнозе, придется менять привычный образ жизни. Страх принять на себя ответственность за собственное здоровье.

Что ж, тут каждый хозяин своей жизни. Можно «закрывать глаза» на болезненные покалывания под ребром после еды, «голодные ночные боли» в желудке и списывать все на недоброкачественную пищу или другие причины. А по истечению некоторого времени и вовсе лишиться сна, привычного образа жизни и ее радостей и на целый год «сесть на овсянку на воде». А можно обратиться к врачу, дать организму месяц-другой отдохнуть от тяжелой пищи, получить лечение и сохранить высокий уровень здоровья на многие годы.

С чего начать?

Обычно пациентов останавливает отсутствие жалоб, с чем обращаться к врачу?

В поликлиниках, работающих по системе ОМС, предусмотрена диспансеризация. Начиная с определенного возраста, есть свой перечень обязательных обследований для оценки состояния здоровья пациента. Подробнее можно уточнить в самом ЛПУ или в открытых источниках Интернета. И, наконец, к стоматологу и гинекологу, например, можно просто записаться на профилактический прием. Можно показаться терапевту для оценки общего состояния.

Обращение в частные клиники возможно по несколько иному алгоритму.

Обратитесь в компанию «Русский доктор» для записи в нужную клинику к правильному специалисту!

Пациент просто рассказывает доктору историю своей жизни, опасения относительно возможных заболеваний, и врач после осмотра и изучения анамнеза составляет карту обследования. Объем анализов будет зависеть от возраста, состояния пациента, рисков и сопутствующих патологий. По результатам диагностики пациент получает расшифровку всех анализов и подробные рекомендации от доктора. Может быть, придется изменить свой образ жизни, приобрести новые полезные привычки – это и есть осознанный выбор.

Знание о состоянии собственного здоровья поможет полностью исключить необоснованные страхи и выстроить жизнь такой, какой Вы хотите ее видеть!

И напоследок, помните: никакой страх не должен Вам мешать жить счастливо и радостно! Ваше здоровье в Ваших руках! Нужно немножко мужества и все обязательно получится!

Ваш «Русский доктор»

  • Дарья Богданова
  • Диагностика,
  • Урология

Следует отличать легкую тревогу перед посещением медицинских учреждений и врачей от сильного невротического страха. Неконтролируемый страх врачей и клиник классифицируется как тревожно-фобическое расстройство и может стать серьезной угрозой здоровью человека.

Как называется боязнь врачей и ее симптомы

Боязнь больниц, фобия проявляется в том, что человеку требуются титанические усилия воли, чтобы зайти в клинику и пройти даже стандартный медосмотр. Он тянет до последнего и в том случае, если серьезно болен. Друзья и родственники, лежащие в стационаре, не навещаются, так как даже одна мысль о приближении к входу в медицинское учреждение вызывает приступ паники. Вынужденное посещение больницы сопровождается беспокойством, слабостью, приступами тошноты и головокружения, потерей ориентации в пространстве.

Боязнь врачей, фобия имеет примерно те же симптомы, что и страх медучреждений, только тревогу вызывает не здание больницы, а медицинский персонал. Со страхом врачей связывают так называемый синдром белого халата — повышение артериального давления во время его измерения медработником. При суточном мониторинге или самостоятельном взятии замеров уровень кровяного давления оказывается существенно ниже.

Как называется боязнь врачей в психиатрии? Выходящий за рамки нормы страх перед врачами и другими медицинскими сотрудниками носит название ятрофобия. Боязнь больниц и любых других медицинских учреждений, в том числе медпунктов на предприятиях называют нозокомефобией. На формирование обоих расстройств влияют схожие факторы.

Причины страха

Ключевая причина развития фобий — наличие негативного опыта, связанного с объектом страха. Тяжелая затяжная болезнь, проведенная в стенах больницы, может вызвать устойчивую ассоциацию между нахождением в клинике, общением с докторами и перенесенными ранее мучениями. Один вид медицинского учреждения или медработника становится триггером, запускающим повторное переживание травмы.

Порой достаточно оказаться простым наблюдателем того, как кто-то из близких долго и безуспешно лечился, чтобы развилась боязнь врачей или клиник. Особенно мнительные люди могут начать испытывать страх после прочтения газетных публикаций или просмотра телепередач, в которых красочно описываются трагичные медицинские случаи по причине некомпетентности медперсонала.

Испытывают тревогу при посещении врача также люди, стесняющиеся своего тела. Они, боятся, что при медосмотре им придется раздеться и предстать перед совершенно посторонним человеком в самом неприглядном виде. Такие пациенты опасаются негативной реакции на свои телесные изъяны и стараются лечиться своими силами.

Стоит отдать должное — профессия откладывает свой отпечаток на личность. Медицинские работники могут показаться клиенту медучреждения излишне циничными. А так как человек, заболев, зачастую ощущает растерянность и беспокойство, опасаясь серьезного диагноза, любое грубое слово из уст врача может быть принято близко к сердцу и послужить толчком к развитию ятрофобии. Порой от расстройства страдают и сами доктора, насмотревшись в свое время на работе на недобросовестных и равнодушных к переживаниям пациентов коллег.

Нежелание посещать клинику, проходить аппаратное обследование и подвергаться хирургическому вмешательству, несмотря на рекомендации врачей, может быть симптомом другого тревожно-фобического расстройства — танатофобии (страх смерти). Танатофобы беспокоятся о возможности заразиться внутрибольничными инфекциями, боятся, что в результате медосмотра у них обнаружат смертельное заболевание, опасаются умереть во время проведения хирургической операции.

Причины ятрофобии у детей

У малышей до двух лет плач и капризность объясняются страхом незнакомцев, а не ятрофобией. Это естественный для раннего детского возраста страх и он не нуждается в лечении. Боязнь незнакомцев может затянуться на более длительный период, если у малыша отсутствует опыт общения с посторонними. Например, когда ребенка не отдают в садик, а домой к родителям редко приходят в гости другие взрослые.

Более того — смысл медицинских процедур, зачастую неприятных и болезненных, маленьким деткам непонятен. К тому же, у некоторых малышей может обнаружиться низкий болевой порог. Это только усиливает страх перед людьми в белых халатах, а слова «сегодня мы идем в клинику» внушают ужас.

Сами родители способствуют развитию фобии, используя страх ребенка перед врачами в воспитательных целях. Угрозы походом в клинику и уколами в качестве наказания за непослушание способствуют развитию у ребенка стойкой негативной ассоциации с медицинским персоналом.

Возможен вариант, при котором боязнь врачей передается от матери к ребенку. Наблюдая за переживаниями человека, который должен служить оплотом безопасности, ребенок тоже начинает тревожиться. И, конечно же, после долгой затяжной болезни с обилием уколов и других болезненных процедур, малыш будет какое-то время испытывать панику при виде врачей и больничных палат.

Как преодолеть боязнь врачей?

Разработано немало психотерапевтических методик, позволяющих справиться с фобическими расстройствами. Однако проблема в том, что страх перед врачами у ятрофоба может распространяться и на психотерапевтов. При поиске специалиста лучше отдать предпочтение обычному психологу с частной практикой. В таком случае вы сможете избежать посещения клиники. А процесс лечения будет напоминать обычную беседу в уютно обставленной комнате.

Если все равно страшно, запишитесь на онлайн-консультацию к психологу-гипнологу Батурину Никите Валерьевичу. Так вы сможете пройти терапию, не покидая стен собственного дома.

Самостоятельно снять приступ тревоги перед посещением больницы могут лекарственные средства, например, Диазепам или Фенибут. Но приобрести анксиолитический препарат без предварительного посещения психиатра, который выпишет рецепт, вам вряд ли удастся. Можно попробовать снять тревогу средствами на основе валерианы, обладающей успокоительными свойствами.

Прием фармакологических препаратов перед прохождением медицинского обследования не всегда уместен. В таком случае для снятия тревоги лучше прослушать бесплатную аудиозапись с гипнотическими внушениями:

Конечно, аудиотранс с внушениями общего порядка — это не то же самое, что индивидуальная работа с гипнологом. Но регулярное прослушивание записи со временем тоже дает хорошие результаты.

Еще один способ справиться с лишней тревогой — обзавестись собственным терапевтом, гинекологом, стоматологом и другими необходимыми специалистами. Посещая в течение нескольких лет одного и того же врача, вы будете воспринимать его скорее как хорошего знакомого, а не страшного всемогущего незнакомца в белом халате.

Попробуйте обратиться в частную клинику. Атмосфера там, как правило, более приятная, сотрудники приветливей, чем в государственных учреждениях, и есть возможность каждому пациенту уделить максимум внимания.

Возьмите для психологической поддержки супруга или друга. Присутствие близкого человека рядом во время ожидания в очереди у кабинета врача или, например, при прохождении МРТ, поможет вам отвлечься.

Как помочь ребенку?

Что делать, когда ребенок заявляет: «Не пойду в клинику — боюсь врачей»? Во-первых, не стоит ругать ребенка и стыдить («ты уже взрослый», «мальчики не плачут»). Попытайтесь расспросить малыша, чего именно он пытается избежать. Возможно, он боится уколов, а подобные процедуры даже не планируются. Попробуйте объяснить ребенку важность посещения врача. Если предстоят какие-то болезненные манипуляции, лучше не лгать. Психологическая неготовность приведет только к еще более сильному шоку и подорвет к вам доверие ребенка.

Постарайтесь разыграть во всех подробностях визит в клинику. Вот вы проходите регистратуру, ждете в очереди перед кабинетом, и вас вызывает доктор. Сыграйте роль врача: посадите маленького пациента в кресло и осмотрите его, комментируя свои действия. Используйте столовые приборы или игрушки вместо инструментов. Потом поменяйтесь местами с крохой. Пусть он выступит в роли важного доктора и сделает вам «укол» или «полечит» зубы.

Такая простая игра поможет ребенку понять, что будет происходить на приеме у врача, и подготовит психологически. Также можно применить прием, который используют в своей работе психотерапевты и гипнологи при работе с детьми — рассказать особенную сказку. Опишите в красках, как добрый волшебник в белом халате борется с инопланетными захватчиками-вирусами в организме ребенка с помощью волшебных инструментов. А если вирусы не сдаются, на помощь доктору-волшебнику приходят храбрый комарик-иголка или шумный дракон-бормашина.

Посмотрите с ребенком мультфильмы по теме, например «Добрый доктор Стоматолог», «Про бегемота, который боялся прививок». Расскажите ребенку, как сами когда-то боялись врачей, но в итоге смогли справиться со страхом.

Посетите врача заранее и оставьте у него подарок для ребенка. Пусть в награду за пройденный медосмотр доктор вручит крохе игрушку, которую он давно хотел. В следующий раз ребенок куда с большей охотой отправится в клинику.

Для посещения врача выберите подходящее время: проследите, чтобы ребенок выспался, был сыт и в хорошем расположении духа. Если малыша кладут в стационар, захватите из дома любимую мягкую игрушку и привычные вещи (плед, подушку). Ночью могут шуметь и включить свет, если кому-то в палате станет плохо. Чтобы обеспечить ребенку спокойный сон и оградить от лишенного стресса, желательно купить маску на глаза и беруши.

Помните, что ваш собственный страх и нервозность могут передаться ребенку. Поэтому постарайтесь в первую очередь сами не терять самообладание или отправляйте малыша в клинику в сопровождении более спокойных родственников.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх