Dr. Born

Чем безупречнее человек снаружи, тем больше демонов у него внутри © Зигмунд Фрейд

Думаю о смерти

Зачем мы думаем о смерти «во время жизни»?

О смерти думают все. Но думают по-разному. Думают, как «получается», редко кого посвящая в свои «думы». Чаще молчат, потому что говорить о смерти в нашем обществе – почти «дурной тон». Думай о хорошем! Но, почему-то, вопреки всякой логике, мысли о смерти «лезут в голову», мешая выздоравливать, радоваться, быть счастливым, просто жить…?!

Однако, в процессе психотерапии тема смерти прямо или косвенно, но достаточно часто обозначает себя. Вот – последние из запросов моих клиентов (имена вымышлены), в которых «прозвучала» эта тема. Комментарии к ним – мои экзистенциальные размышления.

СЛУЧАЙ 1 (Ия, 20 лет, студентка)

  • «Я устала. Всю жизнь, сколько себя помню, я постоянно думаю о смерти. Каждый день, перематываю у себя в голове те или иные способы смерти…. Например, прохожу мимо витрины, а в голове сразу мелькает картинка, как эта витрина падает на меня и размазывает по земле… Я очень устала от этого… Что мне делать?»

«Мы несём в себе ростки собственной смерти и бессмертия» (Ирвин Ялом)

Человеческое существо воплощает в своём сознании все образы жизни и смерти, ужас и радость, демона и бога…. Эти образы становятся нашей абсолютной действительностью, и мы, не задумываясь, подчиняемся ей. И наши самые сильные страхи смерти проявляются во многих моментах этой действительности. Любым путём мы стараемся не замечать их: не думать, не говорить, не знать. Мы гоним их, прикрываясь иллюзиями и, лишь, страдания напоминают: смерть неизбежна, неотвратима и не поддаётся нашему контролю.

В материальном мире всё обречено умереть: все мы прекратим своё физическое существование – так устроен наш мир. Конечно, того, кто идентифицирует себя только с телом, смерть не может не пугать: тело – временно и смертно. Но, кому-то такой идентичности недостаточно. Если я – не только тело, то, что будет с моей душой?

Самосознание, осознавание – «включаются» смертью. Это отличает людей от животных. «Mеmento mori” – «помни о смерти». Помня о смерти, мы начинаем жить осознанно. Осознанность помогает увидеть, что реальность может быть духовной и материальной, и эти реальности тесно связаны друг с другом. Так, как любая материя (и тело, в том числе) может пребывать в трёх состояниях:

  • благости;
  • страсти;
  • невежества,

то из этих состояний материи порождаются соответствующие «тонкие реальности» чувств и мыслей. Страх смерти, негативные чувства и переживания чаще всего родом из «невежества» и из «страстей». Из невежества и страстей «происходят» и болезни.

СЛУЧАЙ 2 (Юрий, 20 лет, студент)

  • «Последнее время стал замечать за собой, что я думаю о смерти, что всё исчезнет для меня… Как я буду чувствовать себя после…? Я не могу найти смысл жизни, я начинаю бояться смерти, но в тот же момент меня практически ничто не держит в этой жизни… Я всё время думаю, зачем мы живём, если потом просто умрём, забытыми… всеми? Я всё чаще смотрю на жизнь, как, на простой процесс…, сравнимый с животными, мне обидно за людей, за неизвестных мне людей, которые умирают, просто потому, что — всё, их больше нет и не вернуть! Меня пугает то же самое… Этому есть объяснение? Что творится со мной?»

«Тому, кто не хочет изменить свою жизнь, помочь невозможно» (Гиппократ)

Принято считать, что жизнь «происходит» между рождением и смертью. Мало кого волнует, что «до нашего рождения» нас не было в этом мире! Хотя, признаться – странно: почему бы нам гневно не возмутиться несправедливости того, что мы «пропустили столько жизни»?

Но, смерть! За что? Почему мы должны умереть? Почему смерть неотвратима и неизбежна? Она кажется нам величайшей из несправедливостей, наказанием, злом, обессмысливающим жизнь, ….

Почему мы думаем о смерти? Мы боимся того, чего не понимаем — неизвестности. А смерть – это неизвестность, которая всегда воспринимается нашей психикой, как опасность и угроза жизни. Что будет с нами после смерти? И, хотя, на этот вопрос можно ответить очень просто: «То же самое, что было до рождения!» — успокоения не приходит.

Но, зачем мы думаем о смерти «во время жизни»? Я сознательно сформулировала вопрос именно так! Зачем? Для того, чтобы было время «понять» смысл смерти. А понимание превращает неизвестность в определённость и снижает дозу ужаса перед этим неотвратимым событием. Т.е, в идеале, «перестать бояться»! Бояться, чего? Бессмысленной жизни, потому что жизнь всегда теряет смысл, если со смертью всё «заканчивается».

Очевидные смыслы жизни могут теряться, отсутствовать, навязываться. Именно поэтому они могут «придумываться» кем-то другим (деньги, слава, власть), и мы старательно убеждаем себя в их ценности и очень часто начинаем жить или «как все», или «как считают другие», забывая о том, что у каждого «свой путь».

СЛУЧАЙ 3 (Ольга, 41 год, рак)

  • «Рак у меня обнаружили случайно. На ранней стадии. Опухоль была удалена. Химия «подействовала». Казалось бы, живи дальше, радуйся, тебе повезло. Прогноз хороший. Но мне нет покоя. Я хочу думать о жизни, но вместо этого всё время думаю о смерти. Меня эти мысли пугают. Но я не могу с ними справиться. Я боюсь, что из-за них рак «вернётся», и я умру… Помогите мне перестать думать о смерти.» (Оля, 41год, рак)

«Пепел не горит»

Осознание неизбежности смерти и желания жить дальше – это основной конфликт жизни и смерти. В то время, как наш интеллект может признавать смерть, как факт, наша бессознательная часть психики пытается, всё-таки, отделить нас от «ужаса смерти», предохраняя нас от мучительных тревог и переживаний. Этот механизм «расщепления» происходит бессознательно и незаметно для нас. Убедиться в его наличии мы можем тогда, когда он «даёт сбои», и страх смерти «прорывается» в наше сознание со всей своей беспощадностью и мощью. Он может произойти перед лицом собственной смерти, при столкновении с тяжёлой болезнью, в ночных кошмарах, в результате утраты близкого человека… Любой страх, если его «продлить», оказывается страхом смерти.

Какие психические состояния могут «запускать» механизмы «проваливания» в пугающее переживание страха смерти? Это:

  • состояние беспомощности;
  • состояние безнадёжности;
  • состояние безысходности.

Находиться длительное время в этих состояниях невыносимо, это грозит депрессией, болезнью, потерей смысла жизни, суицидальными мыслями и поведением, утратой веры, радости…

Реакции на страх смерти могут быть разными:

  • мы «убегаем от страха»;
  • мы «впадаем в ступор» — страх нас парализует;
  • мы «разворачиваемся к страху лицом».

Каждая из них, в случае тяжёлой болезни, проявляется «особенной» индивидуальной реакцией и на диагноз, и на отношение к лечению, и на само лечение, и (что самое главное) на прогноз!

Как помочь думать по-другому? Как научить думать так, как хочется думать, а не так, как почему-то «думается»? Статистика, гарантии…? Мало – всё это «не зависит от меня»!

Рассмотрим случай с Ольгой, моей пациенткой. Когда не хватает веры в себя, собственных сил для исцеления, то хочется «позаимствовать» их у других, чтобы кто-то взял ответственность за выздоровление на себя, чтобы кто-то научил «правильно думать». Наверное, такое было возможно, но в детстве, когда наши родители учили нас и чувствовать, и мыслить. Но, обучить нас они могли только «своей реальности» (другой у них просто не было). А их реальность в приведённом случае, скорее всего, была тревожной, наполненной случайностями, противоречиями, а иногда и эмоциональным отсутствием, да, и физическим тоже – не было родителей рядом в трудную минуту. Не было рядом — не появилось и в душе. Но, не было опыта и опоры на себя! Так, с тех пор, эти «выросшие и не выросшие дети», погружённые во враждебный мир родительского наследия ищут спасения в Других.

Во время психотерапии Оля вспомнила случай из детства: «Меня воспитывала бабушка, мама в то время с нами не жила. Бабушка была набожной. Мне было года четыре. Она сказала мне: «Оля, сегодня большая радость — Пасха!». Я обрадовалась, начала резвиться, бегать. Потом я заскочила на диван и стала на нём прыгать. Бабушка строго отчитала меня, сдёрнула за руку с дивана и сказала, что в праздники нужно вести себя смиренно. Она часто говорила: «Не смейся – плакать будешь!». Я не понимала, почему нельзя радоваться радостному событию? Мне кажется, я перестала ждать радости и научилась ждать только «плохое». Это стало для моей пациентки открытием.

Наши мысли и чувства, могут быть созидательными и разрушительными, с их помощью мы создаём свою реальность. Значит, наша реальность зависит от нас. Оля поняла, что она «держится» за негативные установки и ожидания, что она не может поверить в возможность избавления от рака не потому, что «рецидив неизбежен», а потому что «ремиссия невозможна» в её голове. Её душа была «заселена чуждыми образами»: «я не хочу так думать, но почему-то думаю», или «я хочу достичь полной ремиссии, но думаю о смерти». В её внутреннем мире привыкли сбываться «нерадостные вести», потому что «радость была под запретом».

Можем ли мы контролировать свои мысли, мыслить и чувствовать осознанно? Можем. Но, этого нужно захотеть, этому нужно учиться. Важно отслеживать свои разрушительные установки и менять их на позитивные. Это – большая работа над собой, в результате которой накапливается «внутренняя сила», дающая веру в себя, возможность в исцеление и, значит, жизнь. Вера в то, что мы не обречены, что у нас есть выбор – это и есть способ выживания для людей.

Жить или не жить? Жить хочет тот, у кого есть цель. Но эта цель не должна быть «ложной», она должна приводить к счастью. Надеешься на врача, на лекарство, на чудо – значит, надеешься не на себя и продолжаешь терять свою жизненную энергию и силу. Хочешь жить – начинай действовать и не мешай себе сомнениями. Решение есть! Главное, найти его, т.е. важна реализация личной интуитивной веры: «верю и – всё!». А, «кажется, верю…», «хочу верить, но не могу» — это, в случае онкологии, повод для психотерапии. И, может быть, если правильно проживать настоящее, то будущее само о себе позаботится?

Подводя итоги, хочу ещё раз подчеркнуть, что разрушает нас «страх смерти» и сама смерть, а, вот, «идея смерти» может спасти. Вечность «спрятана» в идее смерти, не потому ли, нет народа, который верит в вечную смерть? Поэтому принятие своей духовной природы «уменьшает» страх смерти, ослабляет его разрушительную силу.

При работе с «темой смерти», психотерапия, как мне кажется, должна быть направлена на наполнение души полноценностью, «неуязвимостью», на обеспечение знания о «бессмертной душе». Но для этого необходима деструктивная работа с внутренней системой «избегания умирания».

Утрата смысла жизни всегда обнажает существование смерти. Но, смысл жизни – это духовное явление, поэтому и «конечный смысл жизни» духовен всегда.

Смысл – это, когда видна «следующая ступень».

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх